Военные инновации как результат "Гениальных ошибок"

В феврале 2014 года два талантливых военных аналитика написали статью, опубликованную в журнале ARMY Magazine посвященную культуре инноваций, внедрение которой стало необходимым из-за опасности возникновения войны.
6 Апрель 2015, 09:40

— Неспособность адаптироваться означает смерть и уничтожение нас самих, наших товарищей и всего, чем мы дорожим. 

В феврале 2014 года два талантливых военных аналитика написали статью, опубликованную в журнале ARMY Magazine посвященную культуре инноваций, внедрение которой стало необходимым из-за опасности возникновения войны.
Предложенный ими принципиально новый подход требует изменений в культуре, направленных на акцентирование важности инноваций. Действительно, Армия разработала и внедрила новые стратегические средства участия в вооруженном противостоянии в значительной степени потому, что страна находилась в состоянии войны, и несоответствие между ожидаемой и фактической реализацией плана, тактики или функционирования системы являлось сигналом к переменам.

На текущий момент война переходит в пограничное состояние, которое не является ни состоянием мира, ни состоянием войны, но остается неясным, хочет ли Армия после того, как она извлекла определенные уроки из своего опыта проведения военных операций, продолжать воевать теми же способами. 
Основными факторами, сигнализирующими о возникновении необходимости в инновациях, являются уже не требования к текущим операциям, а политические, бюрократические и стратегические факторы. Главная задача высшего руководства — ограничить влияние первых двух факторов на программу действий вооруженных сил, связанную с внедрением инноваций, одновременно обеспечивая непрерывную работу по выявлению возникающих недостатков и несоответствий рабочих показателей в ходе подготовки к будущим конфликтам. Именно эта последняя задача, которую мы называем «выявление аномалий», позволяет добиться выполнения основной задачи. 

Как же руководство Армии может создать условия, при которых организация оценивает и ищет информацию, ставящую под сомнение текущие наработки военной науки? Ответы на этот вопрос помогут американским военным выработать свой подход к неопределенному будущему.

Вместо подхода «адаптироваться или умереть» Армия должна быть ориентирована на «внедрение инноваций, чтобы процветать». 

Основополагающая задача ведущих военных инноваций в мирное время — создание основанного на конкуренции контекста, позволяющего обнаруживать и оценивать новые военные проблемы. Чтобы добиться этого, мы должны прививать культуру и развивать процессы, связанные с оценкой степени фальсификации самых очевидных предположений. Так, мы в первую очередь рекомендуем, чтобы военные игры и симуляции были построены таким образом, чтобы было возможно провести оценку полученной информации, которая должна включать в себя и результаты, противоречащие ожидаемым. 
Уже недостаточно просто полагаться на то, что это сделают представители стратегического руководства одним усилием воли. Маловероятно, что руководители поддержат инновации, не приведенные в соответствие с доминирующими культурой и стратегиями. Руководители высшего звена, однако, несут ответственность за формирование культуры, и они могут влиять на инновационный контекст. Изменять предположения, на которых основывается эта культура, можно посредством демонстрации жизнеспособных и предпочтительных альтернатив. В случае инноваций такой демонстрацией служит конкурентный контекст, в котором подтверждается правильность нового подхода. Очевидно, что в течение второй половины 1990-х годов инновации должны были решать задачи, поставленные в связи с проведением военных операции по принуждению к миру в Боснии и Косово, а также задачи, поставленные во время проведения операций по стабилизации обстановки «Несокрушимая свобода» и «Свобода Ираку».

Концепция войны может быть неверной

 Теория — отправная точка для открытий. Она определяет то, какие вопросы мы задаем, какую информацию мы анализируем и какие методы при этом используем. Когда у нас есть теория, мы формулируем свои ожидания или гипотезы о мире. Теории никогда не бывают истиной, потому что еще не было доказано, что они верны — или неверны. Сильные теории порождают ожидаемые нами результаты. Аномалии — это наблюдения, которые противоречат ожиданиям теории. Когда накапливается достаточное количество аномалий, мы решаем, что факты больше не соответствуют ожиданиям, и теория признается сомнительной. Сколько аномалий понадобится, чтобы вызвать данное изменение? На этот вопрос нет простого ответа.

Создание и выявление аномалий может причинять неудобства, поскольку заставляет подвергать сомнению все предположения, которыми мы дорожим. Перефразируя покойного историка Элтинга Морисона (Elting E. Morison), военные организации — это общества, построенные на общепринятых концепциях войны и вокруг этих концепций. Подвергнуть сомнению общепринятую концепцию означает подвергнуть сомнению всю социальную структуру организации.
Военные действуют на основе теорий конкуренции. Так как все созданные человеком системы — одной их которых является война — адаптивны, все теории действий в этих системах условны.
Следовательно, мы должны смириться с мыслью, что наши представления о войне могут быть ошибочным. Действительно, во время войны каждая теория конкуренции в конечном итоге подпадает под влияние новых фактов. Тем не менее в мирное время при отсутствии неоспоримых доказательств оперативных военных действий и неудач военные организации должны синтетически генерировать «новые факты» войны.

Ищите аномалии в военных играх, имитациях военных действий

Обоснование новых военных задач в мирное время — задача сложная, но осуществимая. У оборонных ведомств есть многочисленные ресурсы для выявления новых проблем, которые могут быть еще не признаны культурой организации: развитие военной стратегии и доктрины; разведывание планов и возможностей настоящих и потенциальных противников; научные исследования; политические дебаты в правительстве; новинки промышленных и потребительских технологий; конфликты и другие события в других странах. Элементы новой проблемы могут быть изучены и проверены с помощью военных игр и имитаций военных действий. Подчеркивая важность эффективной военной игры, историк и писатель Уильямсон Мюррей (Williamson Murray), бывший профессор Армейского Военного Колледжа и Военной Академии США (Army War College, U.S. Military Academy), писал: «Службы должны гарантировать, что анализ „полученных уроков” проводится больше, чем просто в целях проверки существующих на данный момент доктрины и процессов». Утверждая это, Мюррей приводит пример военных игр, проводимых Францией в межвоенный период, когда она «создала систему, в которой учения и исследования проводились в строго определенных границах, что гарантировало дополнительное подтверждение эффективности такого санкционированного подхода».

Прежде чем мы спишем это на слабость иностранных военных, давайте вспомним следующий случай. Летом 2002 года Вооруженные Силы США провели большую военную игру, включавшую в себя как реальные учения, так и штабные игры. Силами Красных в «Вызове тысячелетия – 2002» (Millennium Challenge 2002) командовал генерал-лейтенант корпуса морской пехоты в отставке Пол Ван Рипер (Paul Van Riper). На начальных этапах учений Ван Рипер использовал упреждающую низкотехнологичную стратегию, которая уничтожила 16 кораблей сил Синих и привела к приостановке учений. Когда игра была возобновлена, обеим сторонам было предписано придерживаться сценария.

Руководитель подготовки военнослужащих срочной службы Европейского командования ВС США команд-сержант-майор Дэвид Дейвенпорт (David S. Davenport) выступает перед участниками конференции U.S. Army Europe Command Sergeant Major Conference в феврале 2014 г.

Общаясь впоследствии с журналистами, Ван Рипер предложил свое видение случившегося: «Все начиналось как учения со свободным развитием действий, в которых обе стороны, и Красные и Синие, имели возможность одержать победу. Тем не менее на третий или четвертый день, когда концепции, проверяемые командованием, провалились и не оправдали ожиданий, командование задало определенный сценарий, составленный таким образом, чтобы подтвердить принятые концепции». При разработке и интерпретации военных игр американские военные должны быть открытыми и честными — это, в свою очередь, обеспечит развитие современной доктрины.

Признавая, что организации имеют большой опыт игнорирования неудобной информации, стратегическое командование должно также признать, что, будучи людьми, мы предпочитаем информацию, которая подтверждает наши представления об окружающем мире. Мы игнорируем наблюдения, которые противоречат нашим основным предположениям, или отмахиваемся от них объяснениями. Каждая военная игра, имитация военных действий, конфликт, в который вовлечены другие народы и противники, равно как и анализ стратегии (даже с помощью тренажеров и имитаторов) являются возможностью выявить аномалию. Все это, однако, не имеет смысла, если мы не определимся с тем, какая информация заставит нас подвергнуть сомнению наши предположения. Это наука выявления аномалий. Это не значит, что из-за каждой аномалии мы должны отказаться от своей теории, но обнаружение аномалий всегда должно побуждать нас к проведению последующих исследований и экспериментов.

«Гениальные ошибки»

Пол Шумейкер (Paul J. H. Shoemaker), исследователь в области теории принятия решений, описывает выявление аномалий как «гениальные ошибки», которые «ускоряют обучение и ведут к революционным инновациям». Шумейкер отметил, что организации имеют очень четкое представление о своих ключевых компетенциях, но в гораздо меньшей степени осознают основополагающие предположения, лежащие в основе этих компетенций. Он утверждает, что продуманная проверка правильности выбранных предположений, таких как гипотезы, не предполагающие катастрофических последствий в случае их опровержения, может дать нам массу новых знаний и, соответственно, богатый обучающий материал для организаций.

Вооруженным Силам США было бы разумно провести проверку истинности предположений, на которых основываются стратегические и оперативные концепции. В результате проверки доктрины Active Defense (принятой в 1976 г. — прим. Technowars) ведения боевых действий на европейском ТВД появилась доктрина AirLand Battle (с 1982 г. и до конца 1990-х — прим. Technowars) и была разработана т. н. система «Большой пятерки» (основной боевой танк Abrams, БМП Bradley, вертолеты Apache, Black Hawk и система ПВО/ПРО Patriot), которая решила проблему преобладающего количества сил стран Варшавского договора.
Подтверждение существования новых проблем — побочный продукт выявления аномалий в играх и имитациях военных действий. Поскольку мы стремимся опровергнуть наши существующие предположения и поскольку мы исследуем новые проблемы, то либо наши существующие предположения будут признаны не соответствующими действительности и мы начнем искать и проверять новые проблемы, либо наши существующие предположения останутся догмой до следующей проверки.

В военных играх и симуляциях есть набор проблем и набор способов решения этих проблем. Набор проблем может ограничиваться проблемами, в отношении которых проводится проверка — проблемами, которые авторитетное лицо, занимающееся вопросами распределения ресурсов, признало требующими решения, или которые были признаны существующей стратегией и культурой организации — или же в него могут входить новые, пока еще неподтвержденные проблемы. В набор решений входят существующие и потенциальные решения организации (ресурсы, концепции, возможности и т. д.), соответствующие набору проблем.

Неспособность определить новые военные проблемы — самый большой риск, с которым сталкиваются военные инновации в мирное время. Таким образом, первостепенной задачей, которую необходимо решить при разработке структуры военных игр и имитаций военных действий, является выявление и подтверждение новых проблем.

Бригадный генерал Армии США Уолтер Пиатт (Walter E. Piatt) инструктирует десантников — участников 7-х объединенных многонациональных учений, проходивших в марте 2014 г. на тренировочной базе Хохенфельс, Германия. На амуниции солдат закреплены приемники лазерного излучения, использующиеся для тактической подготовки и симуляции ведения огня

Существование проблемы считается подтвержденным, когда обнаруживается, что она представляет опасность надпорогового уровня и требует применения стратегии смягчения ее последствий. После этого проверяется, возможно ли решить данную проблему или управлять ею при помощи существующих решений. Слабым звеном, как правило, является эта вторая составляющая, когда ответственная организация искажает полученные результаты, чтобы обеспечить соответствие существующих решений новой проблеме. Вместо того чтобы признать, что аномальные данные противоречат теории, организация ставит под сомнение источник данных или сами данные, произвольно пересматривает проблему или желаемый результат, либо вносит в свою теорию изменения, защищающие ее от проверки на истинность.

Пересмотр концепции «Победа»

Чтобы избежать этих ошибок, мы должны пересмотреть условия и определение победы в военных играх и симуляциях. При подтверждении своих стратегических предположений военные организации неизбежно будут пристрастны. Поэтому основная задача, которую необходимо решить, разрабатывая структуру военных игр и симуляций, — выявление аномалий. Для этого необходимо изменить цели и обеспечить соответствие целей характеру рассматриваемого решения. Чтобы проверить и оценить существующие решения, необходимо учитывать фальсифицирующие их результаты. Чтобы проверить и оценить новые решения, необходимо основываться на описательных результатах. Другими словами, мы должны описывать то, что случилось, а не то, что должно было случиться. Мы специально рекомендуем сделать целью военных игр и симуляций опровержение существующих наборов решений. То есть создать условия, когда в этих играх и симуляциях победа достается тем, кто докажет несостоятельность существующих решений. Например, успешной следует считать военную игру, в которой противная сила обнаруживает фундаментальные слабые стороны существующего решения, как это было в случае «Вызова тысячелетия – 2002», что, в свою очередь, должно вести к дальнейшим исследованиям.

Офицеры-представители различных родов войск Вооруженных Сил США анализируют боевые действия в Чесапикском заливе (Peninsula Campaign) в 1862 году во время Гражданской войны в США и предлагают собственную стратегию их ведения

Наша вторая рекомендация: целью военных игр и имитаций в контексте новых или возникающих решений должно быть описание или исследование. То есть, необходимо создать условия, когда в этих играх и симуляциях «победа» достается тем, получит новую информацию о новых решениях, о проблемах, связанных с реализацией концепции, или о вопросах обучения и оценки. Чтобы добиться этого, необходимо изменить слова, которые мы используем для описания этих целей. В отношении игр и симуляций нельзя использовать такие слова, как проверять достоверность и подтверждать, за исключением случаев, когда это делается при выявлении новых проблем.
 
И, наконец, мы не должны объединять концептуальные эксперименты и разработки с обучением. Обучение связано с соответствием ожиданиям — выполнением и оценкой действия в соответствии с установленным сценарием. Эксперименты связаны с созданием условий, в которых наши ожидания могут быть обмануты. В армии мы часто смешиваем их вместе.
Выявление и изучение аномалий играют жизненно важную роль для военных инноваций. Оценка информации, ставящей наши предположения под сомнение, и поиск несоответствий в военных играх и симуляциях повышают вероятность обнаружения этих аномалий Вооруженными Силами США. Ирония заключается в том, что неустанное стремление доказать ложность наших предположений со временем приведет нас к правильным предположениям.