Городские войны и современные технологии

Еще пару лет назад на слуху у всего мира были названия сирийских городов Хомс и Алеппо, а до этого — осетинский Цхинвал, а до него — иракские Фаллуджа, Багдад, Умм-Каср. Сегодня все СМИ заполонили названия населенных пунктов на юго-востоке Украины. Что объединяет все эти хронотопы? Очень простая, очень сложная и очень актуальная вещь — боевые действия в городе. Еще со времен Античности тема боевых действий в городах актуальна, а по мере взрывной урбанизации ХХ-ХХI веков она стала актуальней некуда. 16 Июнь 2014, 12:30
Именно в городах и вокруг них сосредоточено все то, что обусловливает существование уклада любого современного человеческого общества, достигшего уровня государственной организации. Там завязаны узлы транспортных систем, расположены производство, распределение и потребление, и именно там сконцентрированы основные массы населения в наши дни. Но где много людей — там экономика, а где экономика — там и политика. Как известно, война — лишь ее продолжение другими средствами, поэтому вопрос осуществления воюющей стороной контроля над городским пространством — один из ключевых в современных условиях.

Немного истории

Если мы посмотрим на «классические» войны ХХ века, то, хотя города в них и занимали важное место, по большому счету, основные события, решающие исход той или иной схватки, происходили большей частью за городской чертой. Так сказать, в чистом поле шли и огромные танковые битвы, и сражались разного рода иррегулярные формирования.
Однако чем дальше уходила в историю Вторая мировая и многие повстанческие конфликты Холодной войны, тем чаще и чаще силовики разных стран стали сталкиваться с «городской проблемой». Тому виной целый комплекс причин. Давайте попробуем определить ряд основных.
Во-первых, армии традиционно готовились к войне против другой армии вне городских пространств. В ожидаемой же Третьей мировой войне, по сценарию, города просто обречены становиться выжженными ядерными ударами руинами, которые будут обойдены воюющими армиями.
Однако чем дальше уходила в историю Вторая мировая и многие повстанческие конфликты Холодной войны, тем чаще и чаще силовики разных стран стали сталкиваться с «городской проблемой». Тому виной целый комплекс причин. Давайте попробуем определить ряд основных.
Во-первых, армии традиционно готовились к войне против другой армии вне городских пространств. В ожидаемой же Третьей мировой войне, по сценарию, города просто обречены становиться выжженными ядерными ударами руинами, которые будут обойдены воюющими армиями.

Во-вторых, под войну против вражеских войск на открытой территории было сформировано все — от особенностей расстановки акцентов в боевой подготовке до техзаданий к вооружению и военной технике.
В-третьих, все чаще противником силовиков становились не армии, а различные негосударственные формирования, часто иррегулярного типа, а вместо «классического» ведения боевых действий более слабая сторона применяла скорее партизанские методы. Из этого следует и четвертая проблема: в условиях когда враг действовал в районах сосредоточения мирного населения, возможности по использованию огневой мощи заведомо ограничивались по политическим, юридическим и другим причинам. Города фактически стали «зоной комфорта» для террористов и мятежников.

Палестинская Интифада, действия АНК и «Копье нации» в ЮАР 1980-х, сирийских, а теперь и украинских повстанцев — все это «конфликты городского пространства», в которых армия связана по рукам и ногам. Именно поэтому с 1990-х гг. во многих армиях мира начали задумываться о проблеме подготовки к войнам новой эпохи — во многом неформальным, но зачастую неизбежным, в которых надо побеждать.

Городской ландшафт войны — американский взгляд

«Мир в настоящее время находится в периоде крупномасштабной урбанизации, — говорится в Наставлении американской армии FM 3-06 „Операции в городе”. — По всему земному шару происходит миграция населения из сельских районов в городские. Особенно ярко эта тенденция проявляется в развивающихся странах. Вкупе с общим ростом числа жителей планеты эта тенденция привела к появлению огромных урбанизированных районов, в которых сосредоточены население, политические органы власти и объекты экономики. В Западной Европе, например, урбанизировано более 50% земель… Во многих случаях быстрый рост городов приводит к перегрузке и без того ослабленных возможностей инфраструктуры, оскудению ресурсов и подрыву экономической базы.»

Из всего этого следует, что урбанизация сама по себе в современных условиях генерирует тот самый конфликтный потенциал, который и реализуется в созданном ею пространстве.

Поскольку из современных военных машин именно американская наиболее детально формализовала ряд особенностей, то не грех остановиться на основных положениях вышеупомянутого документа.
Независимо от своего местонахождения, размеров и особенностей для военных специалистов все города в мире имеют много общих черт. Это, прежде всего, искусственное образование; местность, освоенная и коренным образом преобразованная человеком, построенные им в соответствии с определенной логикой здания и сооружения различного назначения.

Как показывает исторический опыт, контроль над городом дает огромные психологические и политические преимущества, которые иногда решающим образом сказываются на всем ходе кризиса или конфликта. В развивающихся странах, например, контроль над несколькими важнейшими городами означает контроль над всеми национальными ресурсами государства.&
Ваш браузер не позволяет показать PDF файл на странице.Загрузите fm3-06.pdf
Схема из брошюры «Операции в городе» иллюстрирует сложность и многоуровневость городской среды для ведения боевых действий
С точки зрения военных специалистов, город — не что иное, как система, включающая три взаимосвязанных элемента: местность, население и инфраструктуру, соединяющую два первых в единое городское пространство. 

Городские районы представляют собой созданные человеком конструкции типа зданий и других сооружений, которые с военной точки зрения обеспечивают укрытие и защиту, ограничивают обзор и ведения огня, препятствуют маневру силами и средствами примущественно механизированных и бронетанковых войск. Каменные конструкции могут быть легко приспособлены для ведения обороны. Специфика городской местности заключается в том, что управление и руководство войсками резко затрудняется.

Американские военные наставления дают четкие подходы к понятию «городского пространства боя». В отличие от традиционного плоскостного представления о классическом «поле боя» (фронт и тыл, фланги), бой в городе ведется в пространственных измерениях. К характеристикам длины и ширины добавляются высота и глубина. По действующим в США канонам, городское пространство боя включает в себя пять элементов:
     • воздушное пространство над городом;
     • «суперповерхность», т. е. крыши зданий и сооружений;
     • «интраповерхность», т. е. внутренние помещения зданий и сооружений от (исключительно) поверхности земли до крыши;
     • поверхность, т. е. землю, улицы и зеркало водоемов;
     • «субповерхность», т. е. подземные и подводные сооружения и объекты.

Воздушное пространство имеет особое значение для доставки на городское поле боя вооружения, материальных средств, живой силы и т.д. Однако электрические провода, башни, мачты, высокие здания представляют серьезную опасность для летательных аппаратов.
«Суперповерхность» городского поля боя ограничивается только крышами городских зданий и сооружений — это своеобразные «командные высоты» городского района.

«Интраповерхность», по американской военной классификации, включает в себя все этажи зданий и сооружений, их внутренний интерьер. Именно в этой среде, как правило, ведутся самые тяжелые и кровопролитные бои.

Поверхность как элемент городского поля боя представляет собой улицы, площади, парки и скверы, набережные, паркинги для машин, спортивные комплексы. Основными маршрутами продвижения внутри города являются улицы, обрамленные с обеих сторон зданиями. Маневр силами и средствами на улицах крайне ограничен, их легко перекрыть баррикадами, которые иногда невозможно обойти по другим направлениям. Части и подразделения, продвигающиеся по улицам, находятся под пристальным вниманием противника.

«Субповерхность» в городе представлена подземными транспортными системами (метро), канализационными и водопроводными сетями (резервуарами, отстойниками, туннелями и колодцами), которые обе стороны могут использовать для скрытного маневра имеющимися силами и средствами, для совершения диверсионных и террористических актов.

Инфраструктура — жилые и офисные здания, торговые центры, кинотеатры, стадионы, транспортные артерии, промышленные и складские сооружения, гражданские системы связи и т. д. — составляет один из трех важнейших элементов города как системы. В отличие от городов-крепостей прошлого, современные города не создаются для ведения в них боевых действий. Городская планировка не производится в соответствии с возможной осадой или штурмом иноземной армией. Современный город — это среда обитания и деятельности человека. Задачи архитекторов, планировщиков, строителей состоят в том, чтобы сделать его удобным и комфортным для жизни и передвижения жителей, эффективным для развития экономики и бизнеса, торговли и коммуникаций.

Ситуация в перспективе значительно ухудшится во многом еще и потому, что все большая доля населения планеты будет жить не просто в городах, а в мегаполисах, огромных многомерных пространствах, и, чтобы побеждать в такой среде, воюющая сторона должна вырабатывать те или иные варианты адаптации своей материальной базы для одержания победы в «городской» войне.

Феерия технической эволюции

О том, как регулярные армии готовятся к городской войне, написаны десятки тысяч статей в профильных военных журналах. Куда интереснее узнать, как эволюционирует материальная база вероятного противника — разного рода повстанцев, мятежников и всех остальных, кто обычно бросает вызов силовым структурам государственной машины на городских просторах. И здесь мы можем наблюдать интереснейшие сдвиги.

Нынешние повстанцы — не те, что скрывались под этим названием еще 20 лет назад. Посмотрим хотя бы на последние сирийский и украинский конфликты.

Пара таких многоканальных двухдиапазонных УКВ-радиостанций с дальностью связи в несколько километров обойдется сейчас менее чем в $100. При покупке свободно продающихся усилителей и удлиненных антенн дальность связи такой аппаратуры может составлять уже десятки километров.
Прежде всего следует отметить радикальные технологические сдвиги в материальной базе современных вооруженных формирований подобного рода. Как известно, на войне решающее значение имеет не только оружие, но и информация. Каков вклад прогресса в ведение подобных войн в наши дни?

Во-первых, современные средства связи: спутниковые телефоны. Они доступны по цене, специального разрешения не требуют. Любое частное лицо имеет широкий выбор среди различных операторов услуг космической связи. А ведь еще в начале 1990-х такую роскошь, как мобильная и портативная космическая связь, могли себе позволить на сколько-нибудь массовом уровне только армии наиболее развитых держав! Во многих странах мира у силовых структур вообще отсутствуют возможности по блокированию подобных каналов связи на своей территории собственными силами, а потому система боевого управления боевиков в той же Сирии остается практически неуязвимой.

Огромную роль играет и доступность сотовой телефонии, ставшей практически повсеместной. Из-за слабости собственных коммуникаций и сил радиоэлектронной борьбы сама сирийская армия вынуждена пользоваться гражданской инфраструктурой, одновременно оставляя эту возможность и для противника. Та же проблема возникла и у украинских силовиков во время конфликта на юго-востоке Украины.

Значительно подешевела и традиционная радиосвязь. Различные портативные рации, вполне подходящие для применения на войне, свободно продаются на гражданском рынке и их оптовые закупки труда не составляют.

Таким образом, на те средства, которых лет 20–30 назад едва хватило бы на небольшой парк громоздких радиостанций, сегодня можно развернуть адекватную стоящим перед повстанцами задачам радиосеть.

Еще одной ударной технологией стали интернет-рации вроде Zello, и украинские события стали их звездным часом. На базе открытого приложения для смартфонов удалось выстроить неплохие, по сути, радиосети для координации действий повстанцев. Другой прорывной технологией войны в городе стало стриминговое видео, позволившее использовать даже простой смартфон или веб-камеру как вынесенную систему контроля за местностью.

Во-вторых, многие не до конца понимают все последствия появления такой глобальной системы цифровой эры, как Интернет. Интернет — это не просто глобальная компьютерная сеть, но инструмент повышения боевых возможностей. Так, например, еще 20 лет назад доступ к накопленному в литературе боевому опыту, технической информации и прочему был чрезвычайно труден. В эру же безбумажных библиотек различные стрелковые пособия, рецепты изготовления взрывных устройств, наставления по тактике доступны любому желающему. Чтобы разобраться с таким вопросом, как, например, уязвимые места танка Т-72, надо лишь ввести соответствующий поисковый запрос в Google — и в течение нескольких минут исчерпывающая и наглядная информация будет получена. Таким образом, компьютерные сети сокращают время, необходимое для накопления боевого опыта и знаний.

Интернет-рация Zello отлично подходит для организации мобильных сетей связи, которые сложно прослушать и невозможно заглушить, пока в городской среде остается доступным Интернет

Ярчайший пример — передача военных знаний через сетевые сообщества во время сирийского и украинского конфликтов. Так, во время начала полномасштабных боев за Алеппо всего за несколько дней во всех профильных сообществах Facebook были опубликованы подробные, отлично иллюстрированные и рассчитанные на разную аудиторию инструкции по борьбе с танком Т-72, да еще с различными поясняющими видеоматериалами. Аналогичным образом получают быструю консультационную помощь украинские повстанцы.
Доступ к военной литературе не ограничивается, например, библиотеками на торрент-трекерах — к услугам желающих целая Вселенная обучающих видеоматериалов с документальными съемками применения того или иного вооружения, тактики ведения боевых действий и т. п.

Еще одним следствием появления единой информационной системы является роименение стандартных сервисов для координации боевой активности. Отмечено использование для социальных сетей «облачных приложений», серверов для хранения изображений. Так, для координации между отдельными отрядами, не связанными друг с другом непосредственно в провинции Алеппо, служила вплоть до настоящего времени социальная сеть Facebook. В украинских событиях эту роль на себя взяла социальная сеть «ВКонтакте».

Дуров и ФСБ

В апреле 2014 г. разгорелся скандал, связанный с отказом основателя и на тот момент генерального директора социальной сети «ВКонтакте» Павла Дурова предоставить данные о создателях 39 групп в этой соцсети, координирующих вооруженное противостояние на киевском Майдане. Совокупная аудитория групп превышала 600 тыс. пользователей. Подобные требования соответствуют российскому законодательству, и причины возмущения Дурова таким требованием прокуратуры можно назвать скорее популистскими. В качестве примера можно привести аналогичные запросы руководству социальной сети Facebook на раскрытие личных данных со стороны правительств различных стран: США, Великобритании, Германии, Италии, Индии. К примеру, 79% почти из 12000 запросов Госдепа в течение 6 месяцев прошлого года были удовлетворены. Процент удовлетворения запросов на раскрытие персональных данных со стороны других стран колеблется от 37 до 68.
Официальный отчет по запросам на раскрытие личных данных в сети Facebook

В современных украинских событиях обе стороны имеют свои сетевые картографические ресурсы, где все желающие могут дополнять единые карты расположения блокпостов противника. Учитывая общедоступность современной Сети, наличие спутникового навигатора в каждом смартфоне, инструментов интеграции этих данных с космическими снимками земной поверхности и геоинформационными системами, мы видим инструмент, о котором военные еще 15–20 лет назад не могли и мечтать.

Так выглядит карта объектов, контролируемых повстанцами и СБУ на востоке Украины. Дополнить и скорректировать ее может любой желающий.

Еще одной важной особенностью сетевых сервисов является их высокая военная ценность. Так, через доверенных лиц (например, частные предприятия в других государствах) можно свободно и по доступным ценам покупать космические снимки выбранных участков местности. На ряде видеоматериалов из Сирии отмечено использование при планировании операций общедоступных космических изображений отдельных районов и объектов, бесплатно предоставляемых всем желающим сервисом GoogleEarth. Даже то, что сегодня предлагается всем и бесплатно — уже хороший эквивалент старой классической аэрофотосъемки. Еще в 1970–1980-х доступ даже мелких отрядов партизан к космическим изображениям воспринимался бы как научная фантастика.

В-третьих, космическая навигация и ГИС тоже стали привычными. Приемники GPS сегодня есть не только в отдельных специальных устройствах, но и в мобильных телефонах, карманных компьютерах, цифровых фотоаппаратах. Для разведки на местности практически в любом супермаркете электроники можно купить цифровые фотоаппараты с выполнением привязки изображения к координатам. Много лет доступны и лазерные дальномеры со встроенными приемниками GPS. Во время первой войны в Персидском заливе такие устройства могли себе относительно массово позволить только вооруженные силы США. Однако стремительный прогресс настолько удешевил эти технологии, что сегодня они доступны практически любому.

Фрагмент книги «Техническая подготовка командира взвода ПЗРК 9К38 „Игла”», свободно доступной в Интернете. После этого не вызывает удивления факт свободного применения аналогичных комплексов повстанцами во время сражений на юго-востоке Украины. Ранее СМИ распространили информацию, что в период зимней смуты на Украине из войсковых частей пропало несколько десятков аналогичных ПЗРК&

Сирия показала симбиоз нескольких из вышеперечисленных технологий — использования для осуществления артиллерийского огня данных встроенных в смартфоны GPS-приемников с загруженными картами. При этом любое гражданское лицо способно осуществить топопривязку и с точностью до метров рассчитать расстояние до цели. И это только начало. Наибольшая проблема для незаконных вооруженных формирований — достать оружие и смежные боевые платформы. Но в наши дни довольно просто приобрести гражданские версии боевого оружия и отдельно закупить оптом или самостоятельно изготовить детали для их переделки в боевое.
Повстанцы используют встроенный в смартфон компас, чтобы прицелиться из самодельной установки залпового огня, установленной возле военного аэропорта Менагх в пригороде Алеппо
(февраль 2013 г.)

Уже сегодня неумолимо дешевеют элементы дистанционного управления механизмами и роботизированные летательные аппараты. Еще в 2012 г. сирийская вооруженная оппозиция начала в единичных экземплярах изготавливать оружейные модули с дистанционным управлением, а в 2014-м отмечен факт применения для подрыва блокпоста дистанционно управляемого грузовика, начиненного взрывчаткой. Регулярно повстанцы пытаются использовать и БПЛА — например, общедоступные квадрокоптеры. Их реальная эффективность как разведчиков пока низка, но начало такому применению положено, остальное же — дело времени.

Внешний вид самодельного бронеавтомобиля сирийских повстанцев с самодельной дистанционно управляемой оружейной платформой
Сирийский повстанец управляет при помощи джойстика пулеметом. Бишкатин, 4 км к западу от Алеппо, декабрь 2012 г.

Даже частным лицам становятся доступны автономные производственные системы — небольшие станки с числовым программным управлением и 3D-принтеры. Они вполне годятся для изготовления огнестрельного оружия, пусть и невысокого качества.
Мы все чаще будем видеть примеры войн, в которых различные повстанческие и террористические структуры будут все более и более независимы от властей других государств и все больше будут опираться на собственные силы и свободный рынок технологий и услуг. Именно использование местных производственных возможностей позволило сирийским боевикам решить в 2012 г. ряд проблем со стрелковым и артиллерийским вооружением — пусть кустарно изготовленным, но вполне эффективным. Примером тому является большое количество постоянно появляющихся на YouTube видеороликов (что само по себе является элементами информационной войны с помощью общедоступных технологий) с участием самодельных, но вполне работоспособных минометов и орудий сирийских повстанцев.

Металлический пистолет, изготовленный промышленным «3D-принтером» — установкой лазерного спекания металла (DMLS). При испытаниях оружие продемонстрировало работоспособность и даже неплохую кучность стрельбы. В настоящий момент оборудование для подобной печати стоит десятки тысяч долларов.
Причина довольно проста: современные города очень автомобилизированы, а автомобили требует технического обслуживания. Даже одна автосервисная и смежная отрасль мегаполиса — это серьезная производственная база. Тыл переезжает с больших заводов в частные гаражи!

Сегодня за относительно небольшие деньги даже повстанческие армии могут позволить себе то, что было «технологическим преимуществом» только американской армии еще 20 лет назад. Вот почему в каждом новом конфликте бороться с ними традиционными вооружением и способами становится все тяжелее.

Самодельный миномет сирийских повстанцев в действии

Что дальше?

Судя по всему, в дополнение к тому, что уже применяется в городской войне, нас ждет целый ряд нововведений.

Во-первых, это технология «дополненной реальности». Базовые платформы в виде очков-мониторов, интегрированных с оружием и средствами разведки в коммуникационные сети, позволят не только «солдатам будущего», но и «повстанцам будущего» значительно расширить свои возможности, а значит, перевес государственных силовых структур и их технотронных солдат XXI века не будет слишком большим.

Во-вторых, само городское пространство получает новое измерение — информационное. Если для контроля над традиционным городом требовался физический контроль над локациями, где находились основные городские службы (здания телефонной станции, телеграфа, водоканала, распределительных станций), то теперь может быть достаточно удаленного взлома и перехвата управления. Особенно эффективно работает на это использование беспроводных каналов, ставших базовой инфраструктурной технологией.

Вот любопытные эксперименты, приоткрывающие возможные цели для атак в городских войнах будущего. Например, «интеллектуальные электрораспределительные сети»: на данный момент в разных штатах США энергетические компании занимаются установкой автоматизированных электросчетчиков и распределительной аппаратуры с дистанционным управлением. Именно эти дистанционно управляемые электросчетчики и переключатели могут стать мишенью для хакерских атак, как считают эксперты по кибербезопасности из компании IOActive.

В рамках закрытого исследования, данные о котором просочились в СМИ в 2009 г., эксперты IOActive и присоединившийся к ним независимый консультант Трэвис Гудспид (Travis Goodspeed) смогли создать программу-вирус, которая распространялась от одного автоматизированного счетчика к другим по беспроводным и проводным каналам. Тестовое заражение очередного аппарата проверялось по появлению надписи „pwned” («захвачено» на хакерском жаргоне) на ЖК-экране счетчика. Эксперименты такого рода проводятся регулярно и всякий раз обнаруживают новые уязвимости в энергосистемах.
Не надо вламываться в здание и захватывать пульты с рубильниками — его можно обесточить и без физического проникновения на объект или разрушения физических систем.


Прототип дрона-«хакера» Майка Тэсси (Mike Tassey) и Ричарда Перкинса (Richard Perkins)

Так, два специалиста в области безопасности, Майк Тэсси (Mike Tassey) и Ричард Перкинс (Richard Perkins), на конференции Black Hat 2011 продемонстрировали беспилотный летательный аппарат WASP (Wireless Aerial Surveillance Platform, «платформа для разведки беспроводных сетей»). Как следует из названия этого аппарата, его основным назначением является проведение киберразведки: благодаря бортовому оборудованию «беспилотник» может взламывать обнаруженные беспроводные сети Wi-Fi, перехватывать разговоры, ведущиеся по сетям сотовой связи, и даже проводить DDoS-атаки на выбранные компьютеры и системы управления.

В состав оборудования беспилотника WASP входят камера с HD-разрешением, одиннадцать антенн для различных стандартов радиосвязи, GPS-приемник и бортовой компьютер на базе операционной системы Linux. В его памяти имеются программы для взлома беспроводных сетей и словарь, содержащий 340 миллионов слов для проведения взлома простым, но эффективным методом подбора. Для записи полученных данных и перехваченных разговоров у компьютера имеется 32 Гб памяти, но если ее становится недостаточно, то БПЛА-«хакер» может передавать информацию через Интернет на специальный сервер, используя сети мобильной связи 3G и 4G или взломанные точки доступа Wi-Fi.

Благодаря установленному на летательном аппарате оборудованию GPS он может действовать совершенно автономно, передвигаясь по заранее заданному маршруту. Только вот самостоятельно взлетать и садиться этот аппарат пока не умеет, для этого требуется участие человека-оператора.

Принимая во внимание, что Ричард Перкинс является подрядчиком ВВС США в области обеспечения кибербезопасности, а Майк Тэсси — бывший военный консультант, можно отметить, что если бы такой «беспилотник» был разработан персонажами, менее связанными с оборонной средой, то дело могло бы дойти до судебного разбирательства.
Здесь важна демонстрация принципиальных возможностей, «доступных на коленке» уже не один год. По сути, это миниатюрный самолет радиоэлектронной борьбы.

Еще интереснее эксперименты по уязвимости разного рода дронов для внешнего взлома. Тема особенно актуальна не только из-за все более широкого проникновения небольших летательных аппаратов в качестве наблюдения за территорией и в перспективе — внутригородской логистики (вспомним проект доставки посылок интернет-магазина Amazon), но и из-за ожидаемого широкого внедрения в городах автомобилей и железнодорожных составов, ориентирующихся в пространстве без участия человека и интегрированных с внешними сетями по беспроводным каналам.

Известная радиоуправляемая игрушка Parrot AR.Drone может быть перепрограммирована на взлом других БПЛА
Известный хакер Сами Камкар (Samy Kamkar) обнародовал весь необходимый софт и «железо», которые позволят создать аппарат, выслеживающий и взламывающий другие подобные аппараты. Он предлагает использовать Parrot AR.Drone, оснащенный микрокомпьютером Raspberry Pi, на котором работает специальное ПО. С его помощью «беспилотник» может взломать любой другой беспилотник, после чего им можно будет управлять. Таковым вполне может стать логистический БПЛА от Amazon. Он отслеживает адреса MAC ближайших устройств с включенным Wi-Fi, и когда натыкается на те, которые находятся в промежутке, принадлежащем Parrot Drone, заставляет их отключиться от приложения, управляющего им.

Другая привлекательная для взлома тенденция — покрытие городов системами видеонаблюдения (причем в последние годы еще и высокого разрешения) с ночным режимом наблюдения, тепловизионным каналом и микрофонами, а также объединением всего этого разведывательного великолепия с большими центрами обработки данных в реальном времени.

Таким образом, можно предположить, что при сохранении в городской войне традиционных боевых действий, связанных с огневым поражением, между 2020 и 2040 гг. решающее значение приобретет информационное противоборство — борьба за перехват контроля над парком транспорта, городскими системами сбора информации и критическими инфраструктурами, обеспечивающими жизнедеятельность города.

Тот, в чьих руках будет контроль над ними, получит не только тотальное информационное превосходство в городском пространстве, но и будет способен превратить последнее в исключительно дружественное и открытое для себя и максимально непригодное для противника. Причем захватывать контроль над мегаполисами смогут относительно малочисленные группировки, а не многотысячные повстанческие армии.