Mars One: новый фронтир

Эра частной космонавтики делает свои первые, но уже уверенные шаги. Пока коммерческие космические корабли достигли только низкой околоземной орбиты. Долго там они не задержатся — частные космические перевозчики обозначают задачи настолько амбициозные, что обывательский ум их не воспринимает иначе как фантастику. Захват астероида с его последующей транспортировкой к Земле с целью извлечения полезных ресурсов — вот какого рода проекты сейчас находятся в стадии реализации. Для них пишут бизнес-планы, привлекают инвестиции. Машина набирает обороты... 1 Январь 2014, 23:00
Основание колонии на Марсе — тоже уже не фантастика: существует несколько таких проектов, а один из них, Mars One, сегодня воплощается в реальность. На первый взгляд, это звучит смешно: как можно говорить о создании стационарного поселения на поверхности удаленной планеты, куда человек еще ни разу не добрался? Но с другой стороны, научный, поэтапный, комплексный подход в таком деле, как покорение космоса, — прерогатива государственных космических агентств. Они несут ответственность за своих граждан, и сохранность их жизней в госпрограммах всегда на первом месте. А раз так, то до Марса мы доберемся не скоро: пока корабль построят, пока все испытают и доведут до должного уровня надежности, пройдут десятки лет. Другое дело — частные лица. Если хотят рискнуть своими жизнями, купив билет на Марс в один конец, то кто им запретит? Никто и не запрещает: Mars One вполне легально собирает средства на первое марсианское поселение. А желающих полететь и остаться на всю жизнь на Марсе оказалось на удивление много.

Так может выглядеть будущая марсианская колония по проекту Mars One
Mars One — некоммерческая организация, учрежденная с единственной целью: основать на Марсе колонию. Для сбора средств используется метод краудфандинга, то есть кто чем может помочь, тем и помогает. Ну и зарабатывают на всем, что может принести деньги. Главным образом, это касается рекламы, мерчандайзинга и прав на медиапроизведения: для потенциальных спонсоров есть уйма разных вариантов, позволяющих вписать имя, собственное или своей компании, в историю освоения Марса человеком. Основал Mars One 36-летний голландский предприниматель Бас Лансдорп (Bas Lansdorp), до этого делавший бизнес на альтернативных источниках энергии.
По данным на ноябрь, Mars One смог привлечь $184 тыс., что не так плохо для первого года самого смелого проекта в истории человечества. Интересно, что $5600 из этой суммы пришли из России. 10 декабря 2013 года стартовала новая краудфандинговая кампания, цель которой — привлечь $400 тыс. до 25 января 2014 года — эта сумма нужна на исполнение условий по контракту с Lockheed Martin и SSTL, которые обязались сделать оборудование для первой экспериментальной миссии на Марс в 2018 году.
Естественно, что свой план по освоению Марса имеется и у NASA, которое, как и любое другое государственное ведомство, делает все последовательно, «с чувством, толком, расстановкой», и целиком и полностью зависит от бюджетов, выделяемых Конгрессом. «Космическая политика», озвученная Бараком Обамой в апреле 2010 года, содержит в себе пункт, связанный с Красной планетой — пилотируемую орбитальную миссию к Марсу в середине 2030-х.
В конце 2009 года специальная комиссия для изучения состояния дел в области пилотируемых космических полетов, проводимых NASA, известная также как «Комиссия Огустина», подготовила отчет, согласно которому без существенного увеличения бюджетов Агентство не сможет реализовать все свои планы. Среди прочих выводов Комиссии были упомянуты несколько вариантов развития событий. Один из них связан с Марсом, но невозможен без поддержки частных компаний.
Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства (NASA) запустило на Марс уже не один марсоход. На фото, слева направо: Opportunity (2003 г.), Sojourner (1996 г.), Curiosity (2011 г.)
Сбор денег идет довольно бодро: по состоянию на 26 декабря привлечено $96,2 тысячи, а значит, техническая часть проекта может уже вступить в стадию реализации, хотя на более поздних ее этапах речь будет идти о суммах на порядок более значительных, потому что экспериментальная миссия 2018 года должна включать в себя посадочный модуль, над которым работает Lockheed Martin (компания под №1 в списке SIPRI, между прочим), и марсианский спутник от SSTL. Общая цель миссии — проверить реализуемость в марсианских условиях ряда технологий для постоянного присутствия человека на планете. Важна возможность производства энергии, воды и воздуха на Марсе непосредственно из марсианских ресурсов. Только после того как технологии выживания будут проверены на Красной планете, речь пойдет о пилотируемой миссии — с расчетом на то, что первые прибывшие колонисты останутся там пожизненно. Такой несколько оригинальный подход к освоению Марса возможен только в исполнении частной компании: обычно исследователи возвращаются, что бы они при этом ни открыли. Смысл существования колонии на Марсе пока неочевиден, то есть не совсем понятно, чем все эти люди там будут заниматься, кроме выживания в сложных условиях. Хотя до первого планируемого вылета колонистов в рамках проекта Mars One еще довольно долго — он запланирован на 2024 год. Возможно, к этому времени появятся и другие цели.
***

И это еще не все...

Жилой модуль и возвращаемый аппарат проекта Mars Direct
Естественно, Mars One — не единственный проект пилотируемого полета к Марсу и последующей его колонизации. Красной планетой человечество серьезно бредило еще в 1950-60-х — с подачи космических достижений Советского Союза. Но время шло, менялись приоритеты, и в начале XXI века марсианские перспективы человечества выглядят несколько иначе. Сегодня существуют несколько проектов, каждый из которых при должном уровне инвестиций, везения и целеустремленности может «выстрелить». Одним из самых «долгоиграющих» является Mars Direct, предложенный инженером NASA Робертом Зубрином еще в 1990 году. На сегодня этот проект является самым детализированным. Более того, специалист рассчитывал возможности посещения Марса человеком исходя из современного тогда уровня развития технологий и поддержки государства (несмотря на негосударственный формат Mars Society — сообщества, созданного Зубрином для продвижения идей проекта). Стоимость трех миссий в рамках Mars Direct (2 автоматических, 1 пилотируемая) не превышает $50 млрд. На реализацию потребуется около 10 лет с момента утверждения программы.
***
Первый марсианский экипаж будет состоять из четырех человек, отбор которых уже начат (наши уважаемые читатели также могут подать заявку на сайте проекта). Вторая четверка должна прилететь спустя два года. Идея в том, чтобы в составе первых четверок были по двое мужчин и женщин. Жить на Марсе колонисты поначалу собираются в соединенных между собой капсулах. Сейчас за прообраз таких капсул взяты космические корабли Dragon от SpaceX. Стоит отметить, что эти корабли делались не для полета и посадки на Марс, а для доставки грузов и пассажиров к МКС, то есть на низкую околоземную орбиту. И герметичный объем корабля довольно невелик — пять с небольшим кубических мет­ров. Имеется в виду, что к моменту прибытия первой четверки на поверхности Марса будет доступно пять таких капсул. Если их соединить, получится 25 с лишним кубометров гермообъема. Особо не разгуляешься, но ведь можно будет выходить размяться и наружу. Для этого уже разрабатывается специальный марсианский костюм — над концепцией такой одежды работают в компании Paragon Space Development Corporation.

Спускаемая капсула космического аппарата Dragon компании SpaceX имеет встроенные двигатели системы аварийного спасения, которые, по словам главы и генерального конструктора компании Илона Маска, возможно, будут использованы при посадке космического корабля на сушу. Почему бы Марсу (с учетом гравитации, составляющей 0,38 от земной) не стать этой сушей?

Inspiration Mars 

Жилой отсек и возвращаемая капсула проекта Inspiration Mars в представлении художника
Один из наименее амбициозных проектов, связанных с отправкой человека к Марсу. Небезызвестный Деннис Тито (Dennis Anthony Tito) в начале прошлого года объявил о создании фонда Inspiration Mars, цель которого — отправить в январе 2018 года пилотируемую экспедицию для облета Марса и возвращения на Землю. В случае если стоящие перед фондом задачи не будут решены к 2018 году, дата может быть перенесена на 2021 год (следующее стартовое окно для подобного перелета). Тито, первый космический турист, американский предприниматель и мультимиллионер итальянского происхождения, на первом этапе планирует самостоятельно финансировать деятельность фонда, который затем «привлечет средства от корпораций, физических лиц и других пожелавших сделать пожертвования». Общая стоимость программы оценивается в сумму, не превышающую $3 млрд.
***
Но основной вопрос, касающийся проекта Mars One и интересующий всех, — хватит ли у его организаторов денег? По большому счету, других спорных вопросов здесь нет, ведь технологии доставки на Марс у человечества имеются. Вопросы финансирования по большей части зависят от того, насколько оправдаются надежды на медийную составляющую. Из Mars One хотят сделать грандиозное ТВ-шоу, живой дневник освоения Марса человеком: колонисты расставят повсюду камеры, а население Земли сможет в реальном времени наблюдать за тем, как они там пытаются выжить. Эксперты предрекают этой трансляции большой успех.
Собственно, идею профинансировать экспедицию на Марс за деньги частных компаний выдвинуло NASA в 2010 году, вскоре после того как планы по освоению Солнечной системы за счет налогоплательщиков попали под бюджетное сокращение. Концепция колонизации Марса от NASA вышла тогда отдельной 970-страничной книгой под редакцией руководителя программ NASA по исследованию Марса Джоэля Левина (Joel S. Levine). Он привлек к иследованиям свыше ста ученых и специалистов из разных стран и по результатам составил книгу «Будущее — это Марс. Данный вам и профинансированный корпоративной Америкой» (“The Future is Mars. Brought to you and funded by Corporate America”). «Экспедиция людей на Марс может быть подана как величайшее спортивное и развлекательное событие в истории человечества, — пишет в главе, посвященной «марсианскому» маркетингу, глава департамента бизнеса и кооперации исследовательского центра NASA Роберт Шоу (Robert J. Shaw). — Более $160 млрд могут быть получены благодаря маркетингу, рекламе, спонсорству, продаже лицензий на вещание и названия. Сколько бы, например, Microsoft дала за то, чтобы первый марсианский корабль назвали «Microsoft Explorer»? Или Google за «Google Search Engine»? $10 млрд или $20 млрд? Сколько даст реализация права на телетрансляции, товарные знаки и образы, сувениры?». Коммерческая привлекательность Марса, по мнению автора книги, не исчерпывается медийными возможностями (хотя именно они на первом этапе обеспечат основное финансирование, будучи проданными заранее). Та страна, которая прибудет на Марс первой, считает Левин, получит во владение все открытые ею территории и ресурсы, а при желании — и всю планету. Поэтому NASA просчитывала проект, полагаясь на возможности именно американских компаний и американских технологий. С этой точки зрения прибытие на Марс интернациональной экспедиции, профинансированной всем миром, обещает меньше проблем с точки зрения дальнейших споров относительно государственной принадлежности Марса — ведь тогда он будет принадлежать всему человечеству.

Частный космический корабль Dragon строился для покорения Марса?

Илон Маск (Elon Musk), американский инженер, предприниматель и миллиардер, сочувствующий идеям путешествия на Марс
Идею колонизации Марса нередко связывают с именем Илона Маска (Elon Musk), американского инженера, предпринимателя, изобретателя и инвестора. Миллиардер является основателем, генеральным директором и главным инженером компании SpaceX, создавшей семейство ракет Falcon и космический корабль Dragon. В одном из своих интервью, состоявшихся в конце 2012 года, Маск рассказал о его собственной идее колонизации Красной планеты. По словам предпринимателя, одной из негласных целей SpaceX как раз и является пилотируемая миссия к Марсу с последующим переселением на планету тысяч добровольцев. Многие эксперты называют планы Илона Маска фантастикой — на сегодня представители SpaceX не заявляли никаких просчитанных проектов, — которая, тем не менее, может осуществиться с учетом целеустремленности американского миллиардера.
Медиакомпании к проекту Mars One интереса пока не проявили: среди его спонсоров три с лишним десятка компаний, имена которых российскому читателю мало что скажут. Это интернет-провайдеры, дизайн-студии, из крупных и известных в спонсоры Mars One записалась пока только компания Regus.
Осторожность медиакомпаний понятна. Каким получится это «реалити-шоу», сейчас предсказать сложно. Если это будет триумфальная история освоения Красной планеты — прекрасно. Но тут, по сути, речь идет об эксперименте над людьми: выживут или нет? О том, что такие шоу с возможной гибелью участников в прямом эфире когда-нибудь появятся, любили писать фантасты прошлого века (рассказы с такими сюжетами есть у Роберта Шекли, Гарри Гаррисона и других авторов). Но пришло ли их время? Сейчас тенденция медийного мира такова, что общедоступные зрелища все-таки вычищают от подобного рода жестокостей. И что делать медийной компании, если ей придется транслировать медленную смерть колонистов на Марсе от недостатка воды, влияния радиации? Как поступать вещателю, если у колонистов начнутся психические расстройства, вызванные долгим отсутствием всего, к чему они привыкли на Земле, — свежего воздуха, солнечного света (не через скафандр и странную марсианскую атмосферу), окружающей флоры и фауны?
Бас Лансдорп (Bas Lansdorp) анонсирует начало отбора кандидатов в марсианские колонисты во время пресс-конференции в апреле 2013 г.
Проект Mars One критикуют много и нещадно. Крис Уэлч (Chris Welch), директор программ в Международном космическом университете, выразился следующим образом: «Даже не беря в расчет расхождение в расходах и доходах данного проекта, идея Mars One не демонстрирует должного уровня понимания стоящих проблем, что не позволяет нам быть уверенными в реализации его амбициозных планов».
Но некоторые из критиков в то же время начинают помогать проекту, причем часто безвозмездно. Дело в том, что многие эксперты сходятся во мнении: полет на Марс — тот шаг, который человечество сделать обязано. Один из тех, кто с этим согласен, — инженер и публицист Роберт Зубрин (Robert Zubrin), специализирующийся на вопросах космической деятельности. В 2012 году он своими комментариями буквально испепелил бизнес-план проекта, назвав его наивным, а спустя несколько месяцев стал официальным консультантом Mars One.

 

Кто первый встал,
того и планета

Права на территорию Луны и других планет Солнечной системы регулируются «Соглашением о деятельности государств на Луне и других небесных телах», подписанном в 1979 году, спустя 10 лет после успешной высадки американских астронавтов на поверхность Луны. Согласно документу, все государства обладают равными правами на исследования небесных тел, при этом любые претензии со стороны любого государства на распространение своего суверенитета на какое-либо небесное тело недопустимы. Однако среди стран, подписавших и ратифицировавших Соглашение, нет ни одной с собственной космической программой — все члены «большой восьмерки» его проигнорировали.