M1 Abrams: судьба танка

Сокращение военных бюджетов США не мешает некоторым американским экспертам упорно защищать танки — как программы по их модернизации, так и сохранение необходимого количества и структуры бронетанковых подразделений, — настаивая на тщательном продумывании радикальных шагов, учете всех практических требований и связанных с ними рисков.

Один из свежих примеров — статья Алека Валмана (Alec Wahlman) и Брайана Дринквайна (Brian M. Drinkwine) «Танк M1 Abrams: сегодня и завтра» (Military Review, ноябрь-декабрь 2014 г.), в которой авторы предлагают тщательно просчитать варианты сохранения боеспособных бронетанковых частей, исходя из возможности модернизации и продления срока службы имеющихся Abrams — по разным подсчетам, на вооружении ВС США находится от 8 до 9 тыс. этих ОБТ разных модификаций.
По мнению авторов статьи, несмотря на резкое сокращение бронетанковых соединений в войсках США, обратное наращивание этих сил, вполне вероятно, будет актуальным в среднесрочной перспективе и потребует как минимум нескольких лет на реализацию. Несмотря на то что сейчас США не сталкиваются с угрозой атак со стороны механизированных сил противника, такая опасность может стать актуальной для многочисленных союзников и партнеров по глобальной оборонной сети Соединенных Штатов.

Спустя десятилетия после принятия M1 Abrams на вооружение технологии значительно продвинулись вперед и теперь некоторые из них могут быть рассмотрены как возможности для продления срока активной службы этих танков. Сильнее всего ушли вперед со времен начала эксплуатации первых M1 в 1980-х технологии производства двигателей и компактных высокоточных боеприпасов — улучшения Abrams даже только на их основе поможет значительно продлить эксплуатационный цикл танков для противостояния различным прогнозируемым вызовам в рамках доступных финансовых ресурсов. Более того: эти технологии, будучи объединенными друг с другом и с существующими возможностями Abrams, могут обеспечить тактическую синергию, способную противостоять вызовам будущего, очертания которых еще не сформированы.

ОБТ: новые применения

Американские военные эксперты, обсуждая танковую тематику, говорят о двух ключевых вопросах: нужен ли Армии США до сих пор основной боевой танк, и если нужен, то справится ли Abrams с этой ролью в будущем?
Перед тем как дать на них ответы, необходимо сделать важное отступление. Даже когда новейшие разработки видятся более перспективными, чем давно существующие технологии, зачастую требуется значительное время для того, чтобы пройти «точку списания», после которой технические решения становятся окончательно устаревшими и отправляются в утиль. Очень часто пересекающиеся временные циклы эксплуатации позволяют старой технологии прослужить намного дольше такой условной точки, но уже в новой роли.
Boeing B-52H Stratofortress 5. Фото wikimedia.org 
Например, линкоры являлись ключевой платформой для огневой поддержки морских десантных операций США во Второй мировой и более поздних конфликтах еще долго после того, как перестали быть главной ударной силой ВМС. Другой пример — B-52 Stratofortress, который был принят на вооружение в 1952 году как стратегический бомбардировщик, способный атаковать удаленные цели на территории СССР с применением ядерных бомб. Сегодня этот самолет остается в строю как боевая платформа с большим радиусом действия, а также как средство для непосредственной огневой поддержки на небольших дистанциях в условиях невысокой угрозы противодействия — десятилетия спустя после того, как утратил возможность прорыва сложных интегрированных средств ПВО. Запланированные усовершенствования бортовых систем B-52 продлят расчетный срок службы бомбардировщика приблизительно до 2040 года.
Подобный подход вполне применим и к танкам Abrams. Со времен своей премьеры в 1980-м роль этого ОБТ стала намного более универсальной, чем его первоначальная задача, состоявшая в противодействии советским танкам в Фульдском коридоре в Германии, которая многим представлялась его главным предназначением.
Один из примеров расширения роли M1 Abrams — борьба с экстремистскими группировками. Распространение самодельных взрывных устройств в последнее десятилетие заставило вспомнить о транспортных средствах с высокой противоминной защитой. Личный состав Корпуса морской пехоты США, развернутый в 2011 году в Афганистане с приданными ему Abrams, завершил военную кампанию, потеряв всего одного человека раненым, несмотря на 19 случаев подрыва СВУ. Конечно, никто не утверждает, что ОБТ являются незаменимым средством в операциях по противодействию повстанцам, но, как отмечено в новой армейской концепции The U.S. Army Capstone Concept (регулярно обновляемый документ, издаваемый Научно-исследовательским центром автобронетанкового управления США — TRADOC), «комбинация высокой мобильности, огневой мощи и защиты в ряде случаев демонстрирует незаменимость Abrams в подобных условиях».
Армейская концепция The U.S. Army Capstone Concept (регулярно обновляемый документ, издаваемый Научно-исследовательским центром автобронетанкового управления США — TRADOC)
Городские бои — другой пример нового использования Abrams. Разница между сражением в Могадишо в 1993 году и битвой за Багдад в 2003-м отчетливо видна в определяющей роли, которую танки могут сыграть в городских условиях. Отсутствие даже небольших танковых соединений США в Сомали свело на нет успех выполнения миссии и потребовало вызова подкрепления в виде миротворческих сил ООН (включая пакистанские танки) для эвакуации и прикрытия окруженных американских рейнджеров и других спецподразделений США в октябре 1993 года. Разительный контраст с этими событиями представляла собой операция «Иракская свобода», в ходе которой оперативно была взята под контроль территория Багдада и нанесено быстрое поражение организованным иракским силам в 2003 году. Основной причиной успеха операции послужила неспособность иракских войск организовать эффективное противодействие высокомобильным тяжелым танкам в городских условиях.
Эль-Фаллуджи, 2004 Фото  wikimedia.org 
С осени 2003-го по весну 2004 года Abrams доказали свою значимость в поддержке операций по зачистке Эль-Фаллуджи как в городской черте, так и за ее пределами силами оперативной группы Task Force One Panther. Танк хорошо себя зарекомендовал в захвате и удержании ключевых участков территории, обеспечении наблюдения с использованием собственных датчиков и сдерживании противника. Позднее Abrams также сыграл значительную роль в операции «Ярость призрака» (атака на Эль-Фаллуджу в ноябре 2004 года).

TUSK: для тех, кто в танке,
который в городе 

Анализ военных операций, проведенных ВС США в целом ряде иракских городов, привел к четкому пониманию необходимости соответствующей модернизации танка. Разработка «Танкового комплекта выживания в городе» (Tank Urban Survival Kit, TUSK) для Abrams — один из наиболее известных ответов американского ВПК на новые угрозы. Суть этой модификация состояла в повышении противопехотной огневой мощи танка и совершенствовании бронирования его наиболее уязвимых мест.
В состав комплекта TUSK входят блоки навесной динамической защиты бортов танка —
в данном варианте ARAT-2
На борта были добавлены накладные панели динамической защиты, что значительно повысило их стойкость к наиболее распространенным в Ираке гранатометным выстрелам — они не способны преодолевать такую защиту. Корма танка с двигателем была прикрыта сзади решетчатым экраном, вызывающим преждевременную детонацию кумулятивных боеприпасов, снижая их бронепробиваемость.
Башенный пулемет заряжающего калибра 7,62 мм был дополнен развитыми бронещитками с окнами из бронестекла, что позволило вести огонь в дуэльных ситуациях, оставаясь надежно защищенным от ответного огня легкого стрелкового оружия. Тем не менее отсутствие круговой защиты не давало танкисту полной безопасности, поэтому была добавлена возможность дистанционного управления этим пулеметом изнутри танка с проекцией видеоизображения с его прицела на нашлемные очки. Для ведения огня ночью пулемет был оснащен тепловизионным прицелом.
Устанавливаемый на башне крупнокалиберный пулемет командира танка был заменен на дистанционно управляемую турель CROWS аналогичного калибра, в составе которой имеются дневной телевизионный прицел, лазерный дальномер и ночной тепловизионный прицел. Управление новой пулеметной установкой ведется командиром танка с помощью джойстика, а изображение с прицела выводится на монитор высокого разрешения.
Комплект вооружения был дополнен смонтированным на основное орудие крупнокалиберным пулеметом с возможностью ведения огня одиночными выстрелами. Он позволяет поражать снайперов противника, а также легкобронированные цели, пользуясь эффективными системами стабилизации и прицелом танковой пушки Abrams без необходимости покидать танк.
 
На этой миниатюрной модели танка хорошо видны элементы защиты и дополнительное вооружение, появившиеся вместе с комплектом TUSK
Такое повышенное внимание к усовершенствованию стрелкового вооружения танка было вызвано тем, что в городских условиях основным оружием M1A2 стали спаренные с пушкой пулеметы. Среди причин этого — огневые контакты на малых расстояниях, обычно не превышающих 200 метров, при которых использование незащищенных башенных пулеметов становилось чрезвычайно опасным для экипажа; узкие улицы иракских городов, далеко не всегда позволяющие развернуть пушку для прицеливания. В варианте TUSK эффективность пулеметов Abrams выросла радикально.

Эффективность танка в борьбе с пехотой в городе зависит не только от его бронирования и вооружения, но и от того, насколько хорошо он может обнаруживать ее, особенно в ночное время. Поэтому помимо совершенствования ночных прицелов на пулеметах командира танка и заряжающего для водителя была добавлена миниатюрная тепловизионная камера заднего вида, позволяющая вести эффективное наблюдение за этой «мертвой зоной» в любых условиях, а также более безопасно маневрировать задним ходом в условиях городской застройки. Более старые модификации, М1А1, дополнительно оснащались тепловизионным прибором наблюдения для командира танка по образцу M1A2.
Элементы комплекта TUSK
К более мелким изменениям TUSK относится добавление наружных разъемов для телефонной связи с сопровождающей танк пехотой и установка дополнительных разъемов электропитания внутри самого танка.

В августе 2006 г. компания General Dynamics Land Systems получила заказ сразу на 505 таких комплектов, которыми оснащались танки поколения как M1A1, так и M1A2. Их модернизация успешно зарекомендовала себя в условиях Ирака: хорошо защищенные и вооруженные, оснащенные TUSK, в населенных пунктах они стали «таранами», возглавляющими боевые группы танков и мотопехоты.

Танки заменяют авиацию

Несмотря на то что авиация сделала огромный шаг вперед по наращиванию средств уничтожения бронетехники, как показали обе войны в Заливе, у нее есть свои четкие ограничения. По мнению ряда американских экспертов, расчет только лишь на авиацию в противодействии танкам противника несет в себе массу рисков для военных возможностей США. В некоторых случаях авиация — определенно лучший вариант для борьбы с бронетехникой. Однако существует слишком много факторов, не позволяющих полагаться целиком и полностью только на этот вариант. Например, нельзя исключать наличия у вероятного противника средств, способных нарушить планы по завоеванию превосходства в воздухе, что особенно критично в начальной фазе конфликтов.
Такое уже случалось, например, когда израильтяне заплатили высокую цену за свою зависимость от авиации на ранней стадии Войны Судного дня в 1973 году — эффективность египетского ПВО стала неприятным сюрпризом для ВВС Израиля и временно нейтрализовала их превосходство в воздухе. Другой пример: леса и погодные условия в Косово, наряду с жесткими ограничениями по вступлению в бой, сделали невозможным уничтожение сербской бронетехники союзными силами с воздуха — НАТО оценило эффективность поражения целей примерно в десяток единиц за три недели авиаударов.
Несмотря на то что многое высокоточное оружие класса «воздух — земля», доступное сегодня, официально считается всепогодным, неблагоприятные метеоусловия все еще вызывают проблемы с его применением, которое требует лучшего понимания и учета возможного риска сопутствующих потерь, связанных с проблемами целеуказания. Кроме этого, удар по бронетехнике противника, рассредоточенной в городской черте, зачастую включает использование жестких ограничений для открытия огня и прочие сложности с нацеливанием боеприпасов, чтобы исключить потери среди гражданских лиц и ущерб инфраструктуре.
 
Танк «Меркава» Mk.3B Baz Армии Обороны Израиля ведет огонь в ходе тренировочного дня 188-й бронетанковой бригады на Голанских высотах
(март 2008 года). Цель тренировки — проверка уровня боеготовности бригады.
Если ввести в уравнение новые портативные ПЗРК — например, ракетные комплексы «Игла», которые применялись по авиации НАТО в Ливии в 2011-м, то возникает ситуация, когда пилотируемые самолеты вынуждены летать выше (чтобы не попасть в зону поражения ПЗРК), а «беспилотники» становятся особо уязвимыми — и оба этих фактора снижают возможности удара не только по бронетехнике, но и по любым другим целям. Соответственно, доктрина получения преимущества над противником только за счет превосходства в воздухе не всегда является доступным вариантом.
В таких ситуациях противотанковые возможности тяжелых танков обеспечивают штабистам гораздо большую гибкость и широкий набор вариантов для планирования операций — противнику придется быстро и эффективно реагировать на целый ряд ударных вариантов.
 
Извлечение блока газотурбинного двигателя AGT1500 вместе с трансмиссией и вспомогательным оборудованием. Вес блока составляет немногим меньше 4 тонн

Программа TIGER

Газотурбинные AGT1500, выпуск которых закончился еще в 1992 году, уже давно выработали первоначально назначенные сроки эксплуатации. Несмотря на отлаженную систему капитальных ремонтов, это привело к постепенному снижению их надежности и, следовательно, боеготовности танкового парка.

С учетом того, что жизненный цикл боевых машин планируется значительно продлить, поддержание исправности и характеристик их силовых установок превращается во все более сложную и важную задачей. Для сервисного обслуживания нынешних двигателей в 2009 году с их производителем, компанией Honeywell, был заключен контракт на реализацию программы TIGER по совершенствованию сервисного обслуживания и ремонта имеющихся силовых установок.

Двигатели дополняются блоками мониторинга их состояния и самодиагностики, а сам танк оснащается бортовым электронным журналом, фиксирующим как параметры функционирования двигателя, так и работы, выполнявшиеся с ним. Информация с каждого танка собирается и централизованно обрабатывается в единой базе данных. В результате исполнения программы межремонтный интервал AGT1500 был увеличен с 700 до 1400 часов, а стоимость техобслуживания существенно снизилась. 

Куда будем улучшать?

В случае, если американские высшие военные чины примут во внимание доводы, изложенные выше, то какими возможностями должен обладать основной боевой танк и какова должна быть его относительная доля в вооруженных силах?
Тактические решения, заслуживающие серьезного рассмотрения, не могут приниматься в отрыве от ресурсных возможностей: любая будущая разработка нового ОБТ для нужд Армии США должна заранее предусматривать строгие бюджетные ограничения. Дефицит федерального бюджета США предвещает период жесткой экономии и в Министерстве обороны. По этой причине инициативы по разработке передовых основных систем вооружения будут минимальны. Полностью новые системы влекут за собой большие технологические риски, требуют длительных циклов разработки и испытания, а также часто подразумевают увеличение затрат в расчете на единицу техники. И вряд ли в такой ситуации будут приемлемы затраты и риски, связанные с внедрением наземных систем.
Те же Валман и Дринквайн видят целый ряд возможностей по ключевому улучшению современных модификаций M1 Abrams для существенного повышения эффективности этой платформы и срока ее службы с учетом контролируемых технологических рисков и издержек. Ключ к успеху, по их мнению — слияние имеющихся сильных сторон Abrams с некоторыми перспективными технологиями. Этот танк мобилен, живуч и опасен для целей в зоне прямой видимости на расстояниях до 4–5 км. Но конструкция его двигателя основана на устаревших технологиях, что подразумевает необходимость частых заправок, а его главное орудие не может поражать цели на дистанциях более 5 км или вне пределов прямой видимости.
 
+

Комментарий...

Запас хода: новые двигатели

Принимая во внимание невысокий уровень потерь Abrams от действий противника во время проведения операций «Буря в пустыне» и «Иракская свобода», можно с уверенностью утверждать, что ограничения M1 по дальности хода ограничивали его оптимальное тактическое использование гораздо сильнее, чем противодействие противника. В ходе «Бури в пустыне» в 1991 году потребовались титанические усилия для обеспечения чрезвычайно прожорливых в плане горючего механизированных частей США, что отразилось на времени проведения сухопутной фазы войны. Аналогичные ограничения, связанные с топливной логистикой, вызвали затруднения во время операции «Иракская свобода» в 2003 году. Например, в одном случае бригада на марш-броске израсходовала топливо в течение часа. Кроме этого, войскам США пришлось отвлекаться от основной миссии по захвату Багдада для изоляции и зачистки городских зон, которые использовались противником как базы для блокирования конвоев снабжения. В самом Багдаде несколько бензовозов и грузовиков с боеприпасами были потеряны в попытках прорваться сквозь вражеские засады для снабжения изолированных танковых соединений, удерживающих ключевые перекрестки, в то время как их экипажи остро нуждались в топливе и боеприпасах. Таким образом, настало время для переоценки вариантов с целью увеличения запаса хода Abrams.
Солдаты Армии США во время учений Combined Resolve II в Объединенном многонациональном центре боевой подготовки в г. Хоэнфельс (Германия) ведут огонь по условному противнику из танка M1A2. На этом снимке особенно наглядно передана роль ОБТ во время вооруженного конфликта: высокозащищенная мобильная, хорошо вооруженная «крепость»
M1 состоит на вооружении Армии США уже более 30 лет. За это время были усовершенствованы или заменены многие его ключевые системы — за исключением газотурбинного двигателя Textron Lycoming AGT1500, основанного на технологиях конца 1960-х. В 2000 году Армия США присудила контракт на разработку нового газотурбинного двигателя для использования как в Abrams, так и в разрабатываемой самоходной артиллерийской установке Crusader, но этот проект был прекращен вскоре после сворачивания разработки САУ. Системная программа усовершенствования M1A2 привнесла в конструкцию танка вспомогательную силовую установку, которая экономила топливо на холостом ходу. В 2007 г. Армия начала работу над программой TIGER (Total Integrated Engine Revitalization, «Тотальное обновление двигателя») для силовой установки AGT1500, но целью программы ставились повышение надежности и продление срока службы, а не экономия топлива.
Технологии двигателестроения шагнули далеко вперед со времен появления Abrams. Турбина M1 в 1500 л. с. изначально была выбрана среди других танковых двигателей за свою мощность, но сейчас множество других основных боевых танков соответствует этим же показателям при использовании более эффективных дизельных двигателей. Например, Leopard II несет на 37% меньше топлива и при этом имеет дальность хода на 5% больше, чем M1.
Решение о замене двигателя M1 может повлечь за собой множество проблем, которые требуют тщательного анализа. Однако из-за тактических ограничений, обусловленных имеющимся запасом хода M1 Abrams в совокупности с фактором зрелости технологии дизельных двигателей и возрастом нынешнего двигателя M1, вариант с заменой двигателя заслуживает самого внимательного рассмотрения.
В 1997 году были проведены успешные испытания Abrams с дизельным двигателем — на тот случай, если зарубежные покупатели захотят оснащать M1 дизелем. Из этого можно сделать вывод, что технологическая совместимость вполне реализуема. Основной инженерный вопрос заключается в разнице размеров двигателей: если дизельный двигатель будет больше текущего газотурбинного, это может потребовать уменьшения объема внутренних топливных баков, что как минимум частично уменьшит выигрыш в запасе хода.
Кроме этого, любое сокращение потребления топлива для Abrams должно рассматриваться в правильном организационном контексте. Танки редко применяются в одиночку, воюют они чаще всего в составе комбинированных батальонов из 58 ОБТ Abrams и минимум вдвое большего числа других машин, что сводит на нет экономию топлива подразделением, если речь идет о повышении топливной эффективности одних лишь Abrams.
Как бы то ни было, сокращение потребления топлива для M1 должно отразиться на логистике. Менее живучие ТС, используемые для снабжения, будут меньше передвигаться по небезопасной территории, что снизит сопутствующие риски. Снижение потребностей в топливе для Abrams также позволит провести реорганизацию служб МТО и перераспределить людские ресурсы. Наконец, меньшая потребность в горючем может сократить количество персонала в подразделениях снабжения, необходимое на ранних этапах развертывания боевых частей.
Другие важные для рассмотрения вопросы имеют отношение к тактическим последствиям перехода на дизель — возможны рост уровня шума или выхлопа, а также ухудшения динамических характеристик танка. Газотурбинная установка обеспечивает отличную динамику бронемашины, и любое уменьшение этого показателя должно быть рассмотрено в разрезе тактических последствий.

«Не вижу цель!» — уже не препятствие

Abrams уникален в своей возможности обеспечивать одновременно два вида угроз вражеским танкам — за счет использования химической энергии (фугасные снаряды) и кинетической энергии (бронебойно-подкалиберные снаряды). Однако несмотря на то, что 120-мм орудие M1 Abrams обладает высокими характеристиками, оно ограничено возможностью атаки целей только в пределах прямой видимости на дистанциях до 5 км.
Использование перспективных танковых боеприпасов для стрельбы за пределы прямой видимости могло бы значительно расширить область применения танков, позволяя рассредоточенным на местности Abrams держать под контролем территорию еще большей площади. Такие снаряды, несомненно, дороже, чем имеющиеся боеприпасы, но их стоимость можно удачно сравнить со стоимостью использования высокоточного оружия в авиации, когда в сумму издержек включаются расходы на эксплуатацию самой платформы. Кроме того, возможность поражения целей на расстояниях, превышающих 5 км, еще больше повлияет на живучесть танков, так как позволит Abrams вступать в бой за пределами поражения большинства наземных противотанковых комплексов. Разработанные в последнее десятилетие высокоточные боеприпасы, многие из которых предназначаются для БПЛА, помогут в разработке высокоточных боеприпасов и для M1.
C теми успехами, которые мы наблюдаем в развитии ПВО, особенно в области портативных ПЗРК, атаки наземных целей высокоточным оружием средней дальности в определенных зонах могут быть более обоснованы, так как исключат необходимость посылать на рискованное задание дорогостоящий самолет или использовать недешевый точный боеприпас дальнего действия.
Армия США уже обладает подобными возможностями в пушечной и ракетной артиллерии (управляемый активно-реактивный 155-мм снаряд Excalibur и реактивные системы залпового огня с возможностью наведения), но их перенос на высокозащищенный и мобильный M1 предоставит командованию еще больше ударных вариантов в условиях повышенной опасности.
С боеприпасами для стрельбы за пределы прямой видимости соединения M1 Abrams в некоторых случаях смогут достичь серьезного прорыва и наносить урон ПВО, объединяя в себе ударную силу наземных частей (как в Багдаде в 2003 году) и роль, которую в этом конфликте сыграл истребитель-бомбардировщик F-117.
Как уже отмечалось выше, в 1973 году во время Войны Судного дня израильтяне несли тяжелые потери от неожиданно эффективных действий противовоздушной обороны Египта до тех пор, пока наземные силы Израиля не смогли подавить эту систему ПВО.
 
Бронебойный подкалиберный снаряд M829A3 — один из новейших боеприпасов, используемых ОБТ М1А2

М1А2 SEPv2: самый актуальный  

Наиболее совершенная на сегодня модификация танка — М1А2 SEPv2 (Systems Enhancement Package version 2) — пошла в войска с 2007 года, сменив первую версию M1A2 SEP, появившуюся еще в 1999 году, но выпущенную лишь менее чем в полутысяче экземпляров.

Изменения во второй версии модернизационных мероприятий сосредоточены на совершенствовании электроники танка. Он получил новые компьютеры, сеть с открытой архитектурой и операционной системой, позволяющие проще внедрять дальнейшие усовершенствования, мониторы с большой диагональю и высоким разрешением. В баллистический компьютер была добавлена возможность использования новых боеприпасов — бронебойных M829A3 и картечных противопехотных выстрелов M1028 (см. статью «Снаряды для танка XXI века» в текущем номере Technowars). В прицелы наводчика и командира танка были добавлены тепловизоры с матрицами второго поколения. Кроме того, система кондиционирования была улучшена для того, чтобы обеспечить экипажу и электронике температуру не более 35–37 градусов Цельсия даже при наружной температуре воздуха до 51 градуса.

Некоторые модернизации перекочевали в SEPv2 из комплекта TUSK. Прежде всего это дистанционно управляемая пулеметная турель командира танка и установленный на корме разъем для телефонной связи с сопровождающей пехотой. 

Армия США уже испытывала нечто подобное — боеприпасы средней дальности XM1111 совместно с программой FCS (Future Combat Systems, «Боевые системы будущего») и даже заключила в 2008 году соответствующий контракт. С проектной дальностью не менее 12 км и реализацией системы самонаведения XM1111 должен обеспечить возможность атаки целей в зоне почти в 6 раз большей по площади, чем может обстреливать M1 в настоящий момент. Однако Армия прекратила проект XM1111 в мае 2009 года как часть более крупной свернутой программы FCS.
Использование любых аналогичных перспективных боеприпасов повлечет за собой новые проблемы для снабжения, обучения военнослужащих и сбора разведданных. Боеприпасы должны быть совместимы с текущими спецификациями боеукладки M1, а подготовка экипажей и соответствующее материально-техническое обеспечение потребуют дополнительного изучения. С такими возможностями по применению управляемого высокоточного оружия танки Abrams потребуют больших ресурсов по сбору и обработке точных данных наведения, которые, в свою очередь, могут потребовать замен средств обнаружения в рамках бригады (на данный момент эти средства включают в себя четыре БПЛА Shadow).

Роль моделирования,
симуляции и испытаний

По мнению Алека Валмана и Брайана Дринквайна, синергия и сравнительная ценность перечисленных улучшений должна быть изначально исследована в ходе военных игр, моделирования и симуляции, а на более поздних стадиях — посредством полевых испытаний. Полные исследования множества различных условий, угроз и вариантов улучшений потребуют виртуального окружения, способного на быструю обработку циклов симуляции при относительно скромных требованиях к аппаратной части и персоналу. Очень важным для изучения новых возможностей будет привлечение к работе опытных операторов.
Предварительно запрограммированный набор улучшений должен быть частью процесса симуляции, но по мере того, как участники будут лучше знакомиться с симуляционной моделью и новыми возможностями, они должны быть допущены к исследованию и расширению пространства решений. В идеале участники должны быть проинформированы о бюджете, в который они должны уложиться, перед тем, как работать со списком возможных улучшений (таких как увеличение дальности хода или использование боеприпасов для стрельбы за пределы прямой видимости). Эти модификационные решения должны иметь ясно выраженную стоимость реализации, которая отражала бы начальные затраты на ввод в эксплуатацию этих улучшений. Со временем участники станут хорошо знакомы с возможностями и сценариями, и смогут составить мнение об относительной стоимости и полезности возможностей; предоставление им возможностей в виде развернутого списка позволит предлагать собственные варианты, если таковые возникнут.
Для правильного изучения выгод от улучшений и того, как они стыкуются с текущими возможностями Abrams, в симуляционные модели должны быть включены некоторые специфические уточнения. Например, если новый дизельный двигатель потребует больше свободного места, насколько это вызовет снижение объема баков с топливом? Как будет отличаться дизельный двигатель от газотурбинного в таких аспектах как разгонные характеристики танка, его шумность и заметность выхлопа? Как экипаж танка будет получать целеуказание для стрельбы за пределы прямой видимости? Включение в модель такой информации, даже если она будет отличаться от расчетной, по мнению экспертов, позволит дать ответы на некоторые ключевые тактические вопросы хотя бы частично.

А что насчет M1A3?

Ранее появлялась информация, что на смену Abrams должна была прийти новая, разработанная с нуля платформа. Но когда программы Future Combat Systems и Ground Combat Vehicle, в рамках которых должна была быть создана такая платформа, были остановлены, стало ясно, что в обозримом будущем вооруженным силам США придется полагаться лишь на модернизированные Abrams.
Развитие М1: XM1 — прототип танка, который в 1979 г. проходил всесторонние испытания; М1 — вариант, выпускавшийся с 1979 по 1985 гг (в США было выпущено почти 3300 единиц); М1IP — усовершенствованный вариант, выпускался малой серией в 1984 г.; М1А1 — модернизация, производившаяся с 1986 по 1992 гг.
Разговоры о создании следующего поколения M1 Abrams с обозначением M1A3 идут с начала 90-х годов прошлого века. Тогда в этой модификации предполагалось учесть уроки, извлеченные из первой войны в Ираке. Но сначала бюджетные ограничения, а затем необходимость быстрого создания модификаций для воюющей во второй иракской кампании армии затормозили работу над ней. Вместо нее в серию пошли несколько модификаций M1A2.

Тем не менее, несмотря на все модификации, вопрос о создании следующего поколения Abrams периодически поднимается. Считается, что M1A3, являясь продолжением M1A2, подвергнется значительному перепроектированию, начиная с ходовой части и подвески. Также танк может быть серьезно облегчен. Армия США рассматривает возможности снижения веса нового его поколения сразу на 10–15 тонн, что должно облегчить броню при сохранении текущего уровня защиты. Достигнуть этого планируется за счет применения композитных материалов, а также элементов динамической и активной защиты. Свою роль должно сыграть и более легкое орудие, разрабатывавшееся по программе FCS. К тому же оно позволит установить на Abrams автомат заряжания, о необходимости которого идут интенсивные дискуссии.
Неизбежной видится и ремоторизация M1A3, хотя количество имеющихся вариантов ограничено. Одним из них может быть возобновление разработки газотурбинного LV100-5, который являлся важнейшей компонентой незаконченного проекта самоходной артиллерийской установки Crusader. Он с самого начала проектировался с учетом массогабаритных ограничений для возможности установки его и на танки Abrams. Разработанный на два десятилетия позже оригинального двигателя, LV100-5 имеет на 40% меньше деталей, в четыре раза надежнее и дает существенную экономию топлива — 15% в движении и до 50% на холостом ходу. Это приближает его по характеристикам к современным дизельным танковым двигателям.
Другим вариантом является представленный в 2013 году самой General Dynamics Land Systems (GDLS) проект «дизелизации» Abrams с использованием двигателя Tognum America/12V883. По расчетам разработчика, такая замена снизит вес танка, даст экономию топлива за типичный день боевых действий до 50%, радикально снизит тепловую и акустическую заметность.
Из-за быстрого развития M1A2 Министерству обороны США пока не удается сформировать даже черновые требования к следующему поколению. Как следствие, до сих пор не открыто бюджетное финансирование и на его разработку. Рассмотрение вариантов осуществляется в основном собственными силами компании GDLS в инициативном порядке. В результате не приходится ожидать появления M1A3 ранее середины-конца 2020-х годов.

Заключение

Abrams хорошо зарекомендовал себя, находясь на вооружении Армии США в течение последних 30 лет, но аргументы по поводу его дальнейшего использования нуждаются в некоторой поддержке в армейских кругах. С учетом актуальных доктрин Армии США может показаться, что потребуется меньшая необходимость в развертывании крупных соединений бронетехники, но это не означает конец использования танков как таковых. Да и актуальная геополитическая ситуация заставляет некоторых представителей Минобороны США срочно менять свое отношение к ОБТ — возросший интерес к теме Abrams вызван последними событиями на Украине и новыми европейскими планами НАТО.
Если пакеты усовершенствований, описанные в этой статье, будут успешно внедрены — причем речь даже не идет о новом поколении танка — роль Abrams в Армии США может быть заметно расширена. Особый интерес вызывают вопросы взаимодействия улучшенных ОБТ со спецподразделениями, а также то, какую роль он сможет играть в десантных операциях и как сможет быть использован в подавлении систем ПВО.
M1A1 Abrams позируют на фоне статуи «Руки победы» в 2003 г. в Багдаде, Ирак
По мнению зарубежных специалистов, M1 Abrams вполне определенно может быть намного полезнее, чем сегодня. Улучшения могут аргументировать его дальнейшее присутствие в вооруженных силах будущего. Моделирование и симуляция должны быть использованы для обкатки возможностей применения усовершенствованных ОБТ в широком спектре боевых ситуаций и угроз. Последствия успешной модернизации Abrams выходят далеко за рамки рассмотренных выше преимуществ и могут в том числе касаться и значительных улучшений военной доктрины, организационных вопросов и обучения личного состава.