Из космоса — по авианосцу

Противокорабельные баллистические ракеты 9 Октябрь 2015, 08:06
Может ли баллистическая ракета попасть в авианосец? На первый взгляд, вопрос кажется некорректным. Как правило, точность наведения подобных ракет составляет сотни метров, предпусковая подготовка и подлетное время измеряется десятками минут, а на летящую с космической скоростью боеголовку невозможно поставить систему наведения. Тем не менее, начиная с 2008 года в средствах массовой информации стали появляться сообщения о создании в Китае противокорабельных баллистических ракет, угрожающих американским авианосцам в мировом океане. 
Новое «супероружие» вызвало серьезную озабоченность как у Пентагона, так и союзников США в этом регионе — Тайваня и Японии. Позднее эту информацию неоднократно подтверждали как высокопоставленные представители Минобороны США, так и сами китайцы.

Насколько же реально создать такое оружие? Оказывается, еще 40 лет назад в Советском Союзе его разработали, создали и испытали, но не приняли на вооружение по многим объективным причинам, отдав предпочтение крылатым ракетам большой дальности. Что же это за «супероружие» и каковы его реальные перспективы, мы попытаемся разобраться в этом материале.

С развитием противостояния на океанских просторах мировых сверхдержав — СССР и США, — начавшегося вскоре после Второй Мировой войны, наступил и новый период развития вооружений, давший толчок созданию «реактивного вооружения», которое сегодня известно как баллистические и крылатые ракеты. Для отечественного флота это явилось одним из важнейших этапов послевоенного становления. Дело в том, что из-за особенностей геополитического положения Советский Союз и его страны-союзники находились в довольно невыгодной ситуации, окруженные с суши враждебными государствами, в то время как наиболее вероятный противник — США — был надежно защищен двумя океанами.

Одной из очевидных опасностей для СССР в послевоенные годы стали корабельные ударные группировки США (а впоследствии и их союзников по НАТО), особенно авианосные ударные соединения, создававшие угрозу нападения с морских направлений. После войны наша страна не могла себе позволить такое же массовое строительство авианосцев, как на Западе, да и опыта постройки и эксплуатации кораблей такого класса в ВМФ СССР не было вообще. А первые послевоенные советские бомбардировщики, как и первые несовершенные баллистические ракеты, не могли обеспечить доставку только что появившегося ядерного оружия на межконтинентальную дальность.

Таким образом, единственным средством, которое бы сочетало в себе большую дальность, высокую точность попадания и огневую мощь в сочетании с массированным применением могли стать крылатые ракеты морского базирования, или по терминологии того времени — самолеты-снаряды. Именно такие крылатые ракеты, установленные на подводных лодках и боевых кораблях, Советский Союз мог противопоставить авианосным ударным группам предполагаемого противника, а также угрожать его стратегическим объектам на берегу, обеспечивая свою безопасность с морских направлений.
Баллистическая ракета
Р-27 комплекса Д-5
Конечно же, первые противокорабельные ракеты были далеки от совершенства — они имели ограниченную дальность из-за радиокомандной системы наведения, которая действовала лишь в пределах радиогоризонта (прямой видимости). Они были тяжелы и сложны для технического уровня того времени, а конструктивно представляли собой обычные самолеты, где вместо кабины пилота располагалась боевая часть.

Тем не менее, с развитием промышленности, в том числе и радиоэлектронной, в 1960-х годах в СССР были разработаны различные образцы головок самонаведения для противокорабельных ракет, что вывело этот вид оружия на новый уровень — теперь ракеты могли быть запущены по противнику с большого расстояния, а на конечном участке траектории автономная бортовая система управления самостоятельно обнаруживала нужную цель и наводила ракету на нее.

Помимо многократного увеличения дальности, новые противокорабельные ракеты вышли на сверхзвуковые скорости, а траектория полета усложнилась, что затрудняло их уничтожение средствами ПВО. Все это требовалось для преодоления мощной корабельной обороны с самолетами-перехватчиками, многочисленными средствами обнаружения и зенитными ракетными комплексами коллективной защиты. Таким образом, советский флот мог противопоставить новое вооружение соединениям кораблей вероятного противника, в особенности его авианосным ударным группам.

В этот период в Советском Союзе противокорабельными ракетами оснащались не только надводные корабли и самолеты-ракетоносцы береговой авиации, но и подводные лодки, имеющие главное преимущество в скрытности.

Однако с увеличением дальности стрельбы возникла и проблема целеуказания. Ни самолеты, ни корабли, ни тем более подводные лодки не имели собственных средств обнаружения, сопоставимых с дальностью полета своих ракет — две–три сотни километров. Поэтому, например, принятые на вооружение в 1962–1963 гг. ракетные комплексы П-35 (для надводных кораблей) и П-6 (для подводных лодок) разработки ОКБ-52 дополнительно имели режим телеуправления: на конечном участке головка самонаведения ракеты могла транслировать радиолокационную обстановку на корабль-носитель, где оператор сам мог выбрать цель для нанесения удара (например, авианосец в ордере). Также существовал полностью автономный режим самонаведения ракеты. По своей сути П-35 и П-6 являлись первыми морскими разведывательно-ударным комплексами.
Подготовка Р-27 к погрузке на подводную лодку
Но чтобы обеспечить ракетам целеуказание при стрельбе в автономном режиме на полную дальность, пришлось создавать специальную систему воздушного базирования, получившую обозначение МРСЦ-1 «Успех». Система была разработана в ОКБ-483 и принята на вооружение в 1966 году. Комплект передающей аппаратуры устанавливался на самолетах-разведчиках Ту-95РЦ, Ту-16РЦ и корабельных вертолетах Ка-25Ц, оснащенными радиолокационными станциями обнаружения, а на кораблях-носителях ракет монтировались антенные посты для приема первичной радиолокационной информации. Например, самолет Ту-95РЦ, созданный на базе стратегического бомбардировщика, имея большую дальность полета, позволял вести разведку кораблей противника в море и выполнять задачи целеуказания на дальности до 7000 км. Аппаратурой «Успех», обеспечивающей прием целеуказания, оснащались надводные корабли и подводные лодки — носители крылатых ракет.

Для расширения возможностей носителей крылатых ракет до глобального масштаба параллельно с авиационной системой целеуказания в СССР создавалась аналогичная система космического базирования, получившая название МКРЦ «Легенда». Головным предприятием было назначено ОКБ-52, с 1965 года генеральным разработчиком стало КБ-1МРП, а в дальнейшем головной организацией по МКРЦ стало ОКБ–41.

В ходе разработок были созданы радиолокационный комплекс для обнаружения из космоса надводных кораблей (искусственный спутник УС-А, принят на вооружение в 1975 г.) и радиотехнический комплекс для обнаружения из космоса излучений корабельных радиотехнических средств (УС-П, 1978 г.).

На кораблях — носителях ракет устанавливались антенные посты системы «Коралл» и «Касатка» для приема первичной радиолокационной информации. Причем на подводных лодках за счет установки антенны на подъемно-мачтовом устройстве прием целеуказания мог осуществляться с перископной глубины. В качестве дополнительного средства могла использоваться модернизированная авиационная система МРСЦ-2 «Успех-У».

Таким образом, к концу 1970-х гг. система МКРЦ «Легенда» стала постоянно действующим средством разведки и целеуказания ВМФ СССР. Она обеспечивала командование флота, а также корабли и подводные лодки, несущие боевую службу в океане, данными о надводной обстановке для выработки решений на управление силами и использование оружия.

Первые отечественные баллистические ракеты для подводных лодок были скорее экспериментальным, чем боевым оружием. Их запуск осуществлялся из надводного положения (так же, как и крылатых ракет первого поколения), а количество на носителе ограничивалось двумя-тремя единицами. Заправка агрессивными компонентами горючего осуществлялась непосредственно перед запуском, что делало предстартовую подготовку очень долгой. Тем не менее, с появлением атомных энергетических установок советский флот постепенно вышел на новый уровень развития. Однако большие размеры баллистических ракет значительно ограничивали их количество даже на атомоходах.
Ракетная подводная лодка  проекта 667А
4 апреля 1962 года по инициативе Виктора Петровича Макеева, руководителя конструкторского бюро СКБ-385 в г. Миасс, было принято постановление правительства о разработке нового малогабаритного ракетного комплекса Д-5 с одноступенчатой баллистической ракетой средней дальности Р-27 для подводных лодок проектов 667А и 705Б.

К этому времени коллектив Макеева сворачивал все работы над твердотопливной ракетой РТ-15М (комплекс Д-7), которая ни по габаритам, ни по дальности не соответствовала ожидаемым характеристикам, а ее испытания значительно отстали от графика. В 1964 году была заложена первая подводная лодка пр.667А разработки ЦКБ-18 (гл. конструктор С.Н. Ковалев), но так как СКБ-385 начало создавать новый ракетный комплекс, пришлось в срочном порядке переделывать чертежи ракетного отсека под Р-27. Подводная лодка пр.705Б проектировалась в ЦКБ-143 (гл. конструктор М.Г. Русанов) на базе малогабаритного скоростного подводного атомохода пр.705 с титановым корпусом.

Главной особенностью комплекса Д-5 стало использование двух модификаций унифицированных ракет: стратегической Р-27 для стрельбы по берегу и противокорабельной Р-27К с «корректирующейся» головной частью, оснащенной системой самонаведения на конечном участке траектории для стрельбы по подвижным морским целям.
Предэскизный проект ракеты
Р-27К, вариант «а»
Ракета Р-27 разительно отличалась от предыдущих отечественных образцов значительно меньшими габаритами. В ее конструкции использовалась более плотная компоновка без межбакового отсека, когда двигатель «утапливался» прямо в топливный бак. Вместо стали корпус изготавливался из алюминиевого полотна «вафельного» типа. Новые более энергоемкие компоненты топлива позволили уменьшить объем баков. К тому же Р-27 была полностью ампулизирована — баки с топливом, окислителем и баллоны системы газового питания и наддува заправлялись на заводе-изготовителе, после чего заправочные клапаны заваривались.

Конструкция пусковой установки также была оригинальной, включавшей в себя неподвижный пусковой стол и резинометаллические амортизаторы на корпусе ракеты. Размеры ракетной шахты (высота 10,1, диаметр 1,7 м) позволили разместить на подводной лодке пр.667А 16 ракет так же, как на американской «Джордж Вашингтон» — по восемь в два ряда позади ограждения рубки. Шахты оснащались различными системами для повседневного обслуживания и боевого использования.
C 1965 по 1967 гг. ракета Р-27, которой присвоили индекс 4К10, проходила испытания, и в конечном итоге 13 марта 1968 года комплекс Д-5 был принят на вооружение ВМФ СССР. Дальность стрельбы составляла 2400 км, то есть на 200 км больше, чем у американского аналога Polaris A1. К этому времени уже шла серийная постройка ракетных подводных лодок пр.667-А, оснащенных комплексом Д-5 (впоследствии — Д-5У). С 1967 по 1974 год флот получил 34 ракетоносца этого типа.

Как упоминалось выше, одновременно с базовой модификацией ракеты для комплекса Д-5 коллектив В. П. Макеева разрабатывал модификацию Р-27К для нанесения ударов по подвижным надводным целям, и в первую очередь — авианосным ударным группам противника на дальности до 900 км. Для этого ракету предполагалось оснастить второй ступенью с боевым блоком и системой самонаведения на конечном участке траектории.

Надо сказать, что 1960-х годах американский флот интенсивно наращивал свои ударные силы. В строй вступали новые авианосцы, в том числе атомные, которые имели на вооружении сверхзвуковые истребители-перехватчики, значительно расширявшие зону ПВО. Советский флот тоже пополнялся кораблями и подводными лодками с новыми противокорабельными ракетами большой дальности.

Но теперь, чтобы ракеты могли преодолеть мощную противоздушную (противоракетную) оборону авианосной группы, требовалась залповая стрельба одновременно с нескольких носителей. На фоне всего этого идея поражения соединения кораблей противника практически несбиваемой баллистической ракетой выглядела весьма привлекательной. Эффективно противодействовать такой угрозе даже современным корабельным средствам весьма проблематично, не говоря уже о техническом уровне 1960-х годов.

За счет большой точности наведения головную часть ракеты можно было оснастить ядерным зарядом малой мощности, который бы гарантированно поражал цель даже при промахе. Кроме того, ни одна противокорабельная крылатая ракета того времени не имела дальности стрельбы в 900 км, а это сопоставимо с радиусом действия авианосной авиации — то есть носитель оставался практически неуязвимым для средств ПЛО авианосца и кораблей его охранения.
Вторая ступень варианта «а» с головной частью с баллистическим и аэродинамическим наведением (без обтекателя)
Итак, разработчикам ракеты Р-27К (индекс 4К18) предстояло создать управляемую вторую ступень, оснащенную бортовыми средствами наведения на цель. Аванпроект 1962 года предусматривал обтекаемую головную часть с крестообразной антенной системой бокового обзора для обнаружения радиоизлучающих средств кораблей противника и пассивной головкой самонаведения в носовом обтекателе.


Коррекция траектории полета при наведении на цель производилась двумя способами: баллистическим и аэродинамическим. Приборы системы управления должны были располагаться на гиростабилизированной платформе и иметь сложную вычислительную машину для обработки информации.

В ходе проработок выяснилось, что для боеголовки технически очень сложно создать радиопрозрачный жаропрочный обтекатель с требуемыми характеристиками. Кроме того, расчетная масса и объемов аппаратуры системы управления и самонаведения выросла настолько, что вторая ступень занимала до 40% длины всей ракеты, что приводило к снижению дальности стрельбы до 30% от заданной.
Предэскизный проект ракеты
Р-27К, вариант «б»
Предэскизный проект ракеты Р-27К, выполненный в 1963 году, состоял из двух вариантов. Вариант «а» предусматривал баллистическое и аэродинамическое наведение на цель, вариант «б» — только баллистическое.

В первом случае после захвата цели антенной системой бокового обзора, которая имела дальность до 800 км, траектория полета корректировалась повторным запуском двигателя второй ступени с возможностью двукратной коррекции, а после вхождения в атмосферу цель захватывалась носовой антенной системой и траектория корректировалась с помощью аэродинамических рулей.

В этом варианте для поражения цели требовался заряд малого класса мощности. Во втором случае происходила только баллистическая коррекция на заатмосферном этапе по данным антенной системы бокового обзора. Несмотря на снижение точности наведения, этот вариант имел значительно упрощенную бортовую систему управления, более рациональную компоновку, а главное — позволял достигнуть заданной дальности 900 км. Это достигалось за счет уменьшения габаритов второй ступени, и, соответственно, увеличения емкости топливных баков первой. Для гарантированного поражения цели при снижении точности наведения боевой блок второй ступени оснащался зарядом повышенного класса мощности.
Предэскизный проект ракеты Р-27К, выполненный в 1963 году, состоял из двух вариантов. Вариант «а» предусматривал баллистическое и аэродинамическое наведение на цель, вариант «б» — только баллистическое.

В первом случае после захвата цели антенной системой бокового обзора, которая имела дальность до 800 км, траектория полета корректировалась повторным запуском двигателя второй ступени с возможностью двукратной коррекции, а после вхождения в атмосферу цель захватывалась носовой антенной системой и траектория корректировалась с помощью аэродинамических рулей. В этом варианте для поражения цели требовался заряд малого класса мощности.

Во втором случае происходила только баллистическая коррекция на заатмосферном этапе по данным антенной системы бокового обзора. Несмотря на снижение точности наведения, этот вариант имел значительно упрощенную бортовую систему управления, более рациональную компоновку, а главное — позволял достигнуть заданной дальности 900 км. Это достигалось за счет уменьшения габаритов второй ступени, и, соответственно, увеличения емкости топливных баков первой. Для гарантированного поражения цели при снижении точности наведения боевой блок второй ступени оснащался зарядом повышенного класса мощности.
Эскизный проект ракеты Р-27К имел только один вариант — наведение осуществлялось по радиолокационному излучению корабельного соединения с коррекцией траектории путем двукратного включения двигательной установки второй ступени на заатмосферном участке. Вариант с двухэтапной коррекцией отпадал сам по себе, так как был трудноосуществим и просто-напросто «не влезал» в необходимые объемы второй ступени.
Двухэтапная схема с баллистическим и аэродинамическим самонаведением (рисунок автора)
Система управления для ракеты Р-27К с пассивной радиолокационной установкой определения координат цели разрабатывалась специалистами НИИ-592. В ее состав была включена бортовая вычислительная машина на основе самых передовых тогда полупроводниковых элементов.

Для системы управления был создан математический аппарат решения задач захвата, селекции, опознавания цели и наведения на нее боевой части. Приборный отсек вместо традиционной воздушной системы охлаждения оснащался более эффективной жидкостной. Антенное устройство для ракеты имело ту же крестообразную конструкцию, что и в аванпроекте, но делалось складным внутри специальной шахты.

После отделения первой ступени оно выдвигалось из приборного отсека, раскрывалось и вся головная часть разворачивалась в сторону предполагаемого места цели. По радиосигналам, излучаемым корабельным соединением противника, определялась главная цель в ордере, для ее поражения рассчитывалась траектория полета головной части и последующее отделение боевого блока.
Эскизный проект ракеты Р-27К с головной частью  с баллистическим наведением
Целеуказание для носителей противокорабельных баллистических ракет являлось одним из главных моментов применения этого оружия. Большая дальность стрельбы и предстартовая подготовка требовали своевременного обнаружения корабельного соединения противника и быструю передачу координат на носитель, иначе информация быстро устаревала.

Однако в период разработки Р-27К флот имел лишь авиационную систему целеуказания «Успех», в то время как требовалась система глобального масштаба. Таким образом, разработчики ориентировались в первую очередь на разрабатываемую тогда же систему космического целеуказания «Легенда» со спутниками радиолокационной разведки, которая позволила бы реализовать все возможности Р-27К.
Одноэтапная схема с баллистическим самонаведением (рисунок автора)
Устаревание информации о координатах разведанной цели требовало максимально снизить время реакции во избежание срыва боевой задачи. По расчетам специалистов, возможности систем целеуказания и алгоритмов обработки данных на КП флота или корабельной аппаратуре носителя позволяли определить координаты центра корабельного соединения с точностью до 25 км. За время расчетов и предстартовой подготовки, а также полета ракеты местоположение подвижной цели может измениться в пределах до 150 км.
Ракеты Р-27К  на испытательном стенде
Производство ракет Р-27 и Р-27К комплекса Д-5 было налажено в г. Златоусте на базе Машиностроительного завода. Системы и агрегаты обеих вариантов ракет были максимально унифицированы. По двигателю первой ступени, ракетно-стартовой системе, способу пуска, стыковке ракеты с подводной лодкой, пусковой шахте ракеты были абсолютно идентичны.

То же касалось и технологии производства: изготовление обечаек и днищ, заводской заправки топливом и ампулизации баков. Одинаковыми были агрегаты наземного оборудования, средства погрузки, технологии эксплуатации на флоте.

Пуск ракет с подводной лодки осуществлялся из затопленных шахт только из подводного положения носителя на глубине 35–40 м. Предстартовая подготовка после расчетов данных целеуказания занимала приблизительно 10 минут, стрельба могла производиться как одиночными пусками, так и залпами по 2 или 4 ракеты с 8-секундным интервалом.
Ракетная подводная лодка  проекта 687
Хотя Р-27 была принята на вооружение в 1968 году, Р-27К по этим срокам значительно отставала от нее. В качестве ее носителей проектировались различные надводные и подводные корабли, но дальше аванпроектов прошли лишь подводные лодки пр. 667А и 705Б. Лодки первого проекта строились, но эти ракеты не получили по причине приоритетности стратегических вооружений — ракетоносцы должны были осуществлять боевое дежурство в океане и ни о каком ослаблении стратегических ядерных сил за счет других типов ракет речи даже не шло.

Что касается второго проекта — то его ожидала лишь «бумажная» жизнь. В то время на титановую подводную лодку проекта 705 возлагались слишком большие надежды. Предполагалось, что созданный на ее базе стратегический ракетоносец мог бы обладать куда более высокими боевыми возможностями, чем 667А. Создание пр. 705Б с 12-ю ракетными шахтами комплекса Д-5 было поручено СКБ-143.

Одновременно аналогичные проектные проработки также поручили ЦКБ-16, присвоив проекту номер 687 (гл. конструктор В.В. Борисов). Именно это конструкторское бюро впоследствии и продолжило эскизное проектирование, разработав четыре варианта. В 1965 году Минсудпром и командование ВМФ решили вооружить проект 687 только «корректируемыми» ракетами Р-27К, так как строившиеся в это же время ракетоносцы пр.667А должны были нести стратегические Р-27, и использовать столь большие подводные лодки для борьбы с авианосцами было бы расточительным.

Хотя в 1966 г. эскизный проект 687 утвердили, все работы по нему были приостановлены — ракета Р-27К была еще не готова, так же как и система космического целеуказания, принятая лишь к концу 1970-х гг. В этот же период уже стали проявляться трудности, связанные с созданием титановых подводных лодок пр. 705, ставших впоследствии слишком дорогими и сложными. В результате проект 687 окончательно свернули.
Ракетная подводная лодка  проекта 605
В декабре 1970 года ракета Р-27К наконец-то вышла на испытания, которые проводились с наземного стенда на полигоне Капустин Яр. Всего было проведено 20 пусков, из которых 16 были засчитаны с положительными результатами. Затем были проведены бросковые испытания с пуском из-под воды со специального погружающегося стенда ПСД-5.

Начиная с 1972 года начался период совместных летных испытаний в Северодвинске с борта дизельной ракетной подводной лодки К-102, переоборудованной по проекту 605. Переоборудование проводилось в 1968-70 гг. на МП «Звездочка» при помощи «Севмашпредприятия» по чертежам, выполненным ЦПБ «Волна».

С подводной лодки демонтировали старый ракетный комплекс и врезали позади ограждения рубки дополнительный отсек, в котором разместили пусковые шахты для ракет Р-27К с системами обслуживания. В других отсеках установили приборы счетно-решающей аппаратуры «Рекорд-2», навигационный комплекс «Сигма-605», аппаратуру комплекса целеуказания «Касатка Б-605». Энергетическую установку, жилые помещения, торпедное вооружение и средства связи оставили без изменений.

Первый пуск с подводной лодки ракеты Р-27К, управление которой на траектории осуществлялось пассивным радиолокационным визирующим устройством, произвели 9 декабря 1972 года. Обработку информации целеуказания при предстартовой подготовке осуществляла система КЦВС «Рекорд-2». Всего с лодки было запущено 11 ракет, при этом 10 пусков признаны успешными.

Завершением совместных летных испытаний стал двухракетный залп 3 ноября 1973 года, произведенный из акватории Белого моря на максимальную дальность по радиоизлучающей морской цели, которую имитировала баржа с работающей радиолокационной станцией, по излучению которой наводилась ракета. Именно тогда было получено прямое попадание в мишень, хотя неопределенность положения цели в момент старта ракеты составляла около 75 км.
Баллистическая ракета Р-29 комплекса Д-9
2 сентября 1975 года постановлением правительства работы по комплексу Д-5 с ракетой Р-27К (4К18) были завершены, после чего подводная лодка находились в опытной эксплуатации до 1982 года. Несмотря на то, что ракета Р-27К прошла полный цикл конструкторской и экспериментальной отработки, для нее были разработаны рабочая и эксплуатационная документация, а из 31 запуска 26 были признаны успешными, в серийное производство она так и не пошла. И тому было несколько серьезных причин.

Во-первых, для ракеты так и не было обеспечено высокоточное целеуказание, что снижало ее эффективность, так как бортовая пассивная система наведения имела большую погрешность. К тому же при выключенных радиолокационных средствах атакуемых кораблей противника самонаведение полностью исключалось.

Во-вторых, наличие специальной (ядерной) боевой части ограничивало применение данного оружия, так как в этом случае любой конфликт с его использованием перерастал в глобальный ядерный.

В-третьих, в 1972 году СССР и США подписали договор ОСВ-2 по ограничению стратегических вооружений. В этом случае развертывание носителей с шахтами для ракет Р-27К, внешне неотличимыми от стратегических ракетоносцев, шло бы в зачет общего количества стратегического вооружения — подводных лодок и пусковых установок.

Хотя по договору советской стороне для развертывания разрешалось иметь на море 950 ракет, любое уменьшение стратегической группировки в те годы считалось неприемлемым. Наконец, в-четвертых, в Советском Союзе имелась четкая иерархия в военно-промышленном комплексе, где противокорабельное направление было жестко закреплено за ОКБ-52 (впоследствии НПО «Машиностроение»).

Технологически крылатые ракеты большой дальности были хорошо отработаны многолетним производством и имели явное преимущество по точности, стоимости, эксплуатационным расходам, отработанной тактике, а самое главное — их носителями были специализированные подводные лодки и ракетные крейсеры, уже занимающие определенную нишу в ВМФ СССР.
Баллистическая ракета Р-29 комплекса Д-9
Параллельно с разработкой противокорабельной баллистической ракеты Р-27К в СКБ-385 шли и другие исследовательские и проектные работы. Их целью было создание ракеты, использующей комбинированный активно-пассивный визир-корректор и самонаведение на атмосферном участке полета для поражения подвижных морских целей.

В случае успеха это позволяло бы использовать ядерный боевой блок малого или сверхмалого классов мощности, а в перспективе — обычные боеприпасы.
Первый предложенный вариант комплекса, получивший обозначение Д-5М, создавался в середине 1960-х гг. Его ракета 4К10М предназначалась для перспективных атомных ракетоносцев проекта 687 (705Б), однако этот проект, как говорилось выше, не получил развития.

В конце 1960-х гг., когда ракету Р-27К уже начали выполнять «в железе», было принято решение начать проработки по противокорабельным баллистическим ракетам на базе нового более мощного комплекса Д-9 с ракетой Р-29 (носители — подводные лодки проекта 667Б). Согласно постановлению правительства от июня 1971 года конструкторскому бюро В. П. Макеева была поручена разработка противокорабельного комплекса Д-13 с баллистической ракетой Р-33, оснащенной активно-пассивной (комбинированной) системой самонаведения головной части, дальность — до 2000 км. Предполагалась моноблочная и разделяющаяся головные части. При этом масса и габариты Р-33 должны были быть аналогичны Р-29, а по агрегатам и технологии производства они бы имели максимальную унификацию.

Первые проработки выявили определенные трудности. Расчетная дальность стрельбы снизилась на 40% из-за увеличения габаритов второй ступени — она заняла практически половину длины ракеты. Кроме того, выявились серьезные вопросы, связанные с работой комбинированного визира в условиях плазмообразования при входе головной части в атмосферу. Необходимо было защитить антенное устройство от тепловых и механических воздействий и в то же время обеспечить носовому обтекателю необходимую радиопрозрачность.

Аналогично с предыдущими разработками имелись трудности и с получением приемлемого целеуказания. Для этого предполагалось использовать как существующие на тот момент, так и перспективные средства космической и гидроакустической разведки. Учитывалось также предполагаемое противодействие противника.
Табл. 1. Основные характеристики советских противокорабельных баллистических ракет
Аванпроект нового комплекса был разработан в 1974 г. Дальность стрельбы удалось довести до 80–90% от заданной. Однако к тому времени еще не решены были вопросы с плазмообразованием — на научные исследования требовалось годы и годы.

Но по расчетам, даже решение этих проблем снизило бы дальность стрельбы еще на 25–30%. В случае положительного заключения по проекту проведение совместных летных испытаний новой ракеты с борта подводной лодки намечалось на 1980 год.

Аванпроект рассматривался в Институте вооружения ВМФ в 1975 г, когда Р-27К заканчивала цикл испытаний, но в том же году все работы по этой теме были прекращены — постановление правительства на дальнейшую разработку Р-33 не вышло. В основе этого решения были не только технические проблемы и сроки разработки, но и все те же положения договоров по ограничению стратегических вооружений (ОСВ), по которым противокорабельные баллистические ракеты по внешним признакам относились бы стратегическому оружию.

Стоит сделать небольшое отступление и сказать, что в отличие от противокорабельных наземные баллистические ракеты аналогичной дальности (классифицировались как ракеты средней, малой дальности и оперативно-тактического назначения) в этот же период стали оснащаться высокоточными системами наведения как в СССР, так и в США.

Для поражения стационарных целей уровень технологий 1970–80-х гг. позволил создать самые различные варианты систем наведения головных частей — по цифровым фотокартам, по радиолокационным картам, по радиоконтрастным целям. Правда, чтобы наведение могло сработать, головные части таких баллистических ракет на конечном участке траектории снижали свою скорость приблизительно до 3–4М.

На крылатых ракетах большой дальности также использовалась коррекция траектории по рельефу местности и по радиолокационным картам. Таким образом, основные технические трудности при создании баллистических противокорабельных ракет заключались именно в создании систем наведения на подвижную цель, которая постоянно «ускользала» из предполагаемого местонахождения.

Тем не менее виду всего вышеперечисленного в Советском Союзе не оставляли попыток создать противокорабельный вариант баллистической ракеты. В частности, упоминается, что в начале 1980-х годов для поражения корабельных соединений (авианосных и десантных) на подходах к берегам европейской части СССР и стран Варшавского договора на базе ракеты средней дальности РСД-10 подвижного комплекса «Пионер» создавалась так называемая «береговая разведывательно-ударная система». Для целеуказания использовались уже полностью развернутые к тому времени системы космического (МКРЦ «Легенда») и авиационного (МРСЦ-2 «Успех-У») базирования. Разработку вел Московский институт теплотехники. Однако и здесь все работы были приостановлены к середине 1980-х гг. из-за высокой стоимости системы и в связи с переговорами по ликвидации ракет средней дальности.

В итоге, несмотря на все успехи в разработках баллистических противокорабельных ракет в СССР военные оценивали их весьма критически. Перевооружение стратегических ракетоносцев и отвлечение их от задач боевого патрулирования руководством отметалось сразу. Создание второго типа специализированных «противоавианосных» подводных лодок при уже существующих лодках с крылатыми ракетами было непозволительно затратно. Ну и как всегда, на одно из первых мест выходила проблема целеуказания на большой дальности, которое осуществлялось очень уязвимыми средствами — разведывательные самолеты и спутники могли быть уничтожены противником в первые же часы войны.

Современные отечественные крылатые ракеты большой дальности сами по себе достаточно эффективны, имеют интеллектуальные и высокоточные системы наведения, что в сочетании с полетом на малой высоте, выполнением противозенитного маневра и постановки атакуемому кораблю собственных помех, подавляющих средства его ПВО, делает их вполне достаточным трудноперехватываемым средством для преодоления даже эшелонированной обороны корабельных соединений. Залповая стрельба такими ракетами делает поражение авианосной ударной группы практически неотвратимой. Кроме того, отечественные авиационные крылатые ракеты большой дальности по своей сути были аэробаллистическими и атаковали цель на скорости 3–5М почти сверху, в «мертвую воронку» средств ПВО.

Системы наведения для таких ракет в СССР разрабатывались в течение почти 25 лет и в отличие от баллистических здесь все закончилось довольно успешно. Таким образом, и по экономическим, и по техническим, и даже политическим причинам дальнейшее развитие противокорабельных баллистических ракет в нашей стране было прекращено.

Если после 1990 г. в нашей стране и велись какие-либо разработки по теме противокорабельных баллистических ракет, то, по всей видимости, они продвинулись не дальше общих замыслов. Что касается Соединенных Штатов, то им как имеющим подавляющее превосходство в авианосцах перед всеми странами мира вместе взятыми такое оружие создавать не было никакой необходимости. И вот по прошествии почти двух десятилетий с момента развала СССР о «противоавианосных» баллистических ракетах заговорили вновь.
Китайская баллистическая ракета «Дунфэн-21C»
Первое упоминание о китайском «супероружии», способном достать американские авианосцы прямо посреди океана, появились в 2004–2005 гг. Сначала выяснилось, что новая китайская военная доктрина предусматривает применение подобного оружия. Затем был отчет Минобороны США о положении дел в этой области в НОАК, согласно которому КНР способна создать «противоавианосные» баллистические ракеты в ближайшем будущем.

В 2007–2008 гг. данная тема неоднократно поднимается в международных и китайских СМИ, вызывая определенный резонанс, хотя ничего конкретного тогда не было известно. Кроме того, сообщение о разработке в Китае противокорабельной баллистической ракеты впоследствии неоднократно подтверждали как высокопоставленные представители Пентагона, так и китайские источники.

В 2010 году «сенсация» вновь всплыла, теперь уже с конкретным утверждением, что Китай разрабатывает противокорабельную баллистическую ракету «Дунфэн-21D» на базе ракеты «Дунфэн-21C» с дальностью 2500 км. По утверждению китайской стороны, ракета «Дунфэн-21D» будет способна уничтожать «малоскоростные» цели в океане. Заявлялось также о ближайшем размещении бригад, оснащенных этим оружием, в провинции Гуандунь. Дальше — больше.

Американское командование заявило, что компоненты этой ракеты, вероятно, уже разработаны и даже испытаны, хотя никаких испытаний в море средства разведки США пока не зафиксировали. Представители Токио тоже выступили с подобными заявлениями, объявив, что ракета «Дунфэн-21D» вот-вот будет развернута.

С тех пор данная тема неоднократно муссировалась различными источниками, в том числе и китайскими. Все описывается в довольно ярких красках — как подходящие к берегам Китая американские авианосцы внезапно оказываются под ударами падающих с неба управляемых боеголовок. Противопоставить американским кораблям им нечего, и огненные «метеоры» неотвратимо наносят критический ущерб своим целям. Во Всемирной Сети появляются различные схемы траектории полета «корректируемой» баллистической ракеты, устройства маневрирующей головной части, но это всего лишь ничем не подтвержденные рисунки.
Так представляется нанесение удара баллистическими ракетами по корабельному соединению ВМС США
Кое-кто сразу же вспомнил о советских разработках подобного оружия в 1960–70-х гг., и страсти несколько поутихли. И хотя речь идет, в общем-то, о разном уровне технического развития того времени и нынешнего, а также о разных носителях (советская ракета Р-27К запускалась с подводной лодки, китайская — с подвижной наземной пусковой установки), принципиально ничего не изменилось.

Периодически появляются новые сообщения о создании в Китае «противоавианосного» «супероружия». Например, стало известно об испытании, в ходе которого инертная боеголовка ракеты «Дунфэн-21D» якобы поразила на полигоне наземную мишень, сопоставимую размерами с авианосцем. Само собой разумеется, что неподвижная мишень в пустыне и движущийся авианосец в океане — вещи совершенно разные. Но позднее выяснилось, что эта информации — очередная «утка», так как на опубликованном фото была мишень авиационного полигона рядом с одной из авиабаз.

Сейчас западные аналитики оценивают дальность стрельбы ракеты «Дунфэн-21D» в 1700 км, что теоретически позволило бы держать китайским военным под прицелом не только всю прилегающую к побережью акваторию, но и соседние моря Азиатско-Тихоокеанского региона. Правда, при этом стоит учесть, что баллистические ракеты имеют при стрельбе большую «мертвую зону», что не позволяет их использовать так же гибко, как классические крылатые ракеты. Но эта же особенность позволяет наносить ими удары из глубины собственной территории, где пусковые установки противнику труднее достать. По оценкам некоторых экспертов, в перспективе ожидается рост дальности стрельбы китайских противокорабельных баллистических ракет до 2700–3000 км.

Как уже говорилось выше, одной из главных проблем для баллистических противокорабельных ракет является своевременное и точное целеуказание. В этой связи указывается на развертывание в Китае сети загоризонтных радиолокационных станций, способных обнаружить район нахождения цели на дальности в 3–4 тысячи км. Однако эти циклопические сооружения имеют высокую стоимость, да и постройка их затянется на долгие годы.

Так что на сегодняшний момент целеуказание могут выдавать некоторые китайские спутники радиолокационной разведки (правда, их количество весьма ограничено) и некоторые разведывательные самолеты. Для полноценного целеуказания в реальном масштабе времени и на большой площади прилегающего водного пространства этого совершенно недостаточно.

Еще один важный момент заключается в создании системы самонаведения. Утверждается, что китайская ракета будет иметь активно-пассивную радиолокационную систему, способную наводить ее на группу кораблей и распознавать среди них самую крупную цель (как правило, авианосец).

То есть работа этой системы не будет напрямую зависеть от того, будут ли вражеские корабли идти с работающими радиолокационными станциями или в режиме полного радиомолчания — в любом случае наведение на цель будет производиться тем или иным способом.

Но насколько известно, высокая скорость и плазмообразование при входе боеголовки в атмосферу полностью исключает работу бортовых радиолокационных систем наведения, и эта проблема не была решена ни в СССР в 1970-е годы, ни, вероятнее всего, в современном Китае.

А упоминаемая иногда в СМИ «инфракрасная» система наведения здесь невозможна в принципе. Таким образом, для осуществления самонаведения боеголовку необходимо «притормозить», что, кстати, и было в свое время сделано на баллистических ракетах наземного базирования с высокоточным наведением у нас и в США.

Однако чтобы навестись на подвижную цель, потребуется большая энерговооруженность двигателей головной части для маневрирования сначала в космосе, а потом в атмосфере, что в свою очередь приведет к увеличению массы боевой ступени, снижению дальности стрельбы, уменьшению мощности заряда и так далее. В конечном счете по энергозатратам на полет, полезной нагрузке и стоимости баллистическая ракета будет уступать крылатой противокорабельной в разы.
Иранская баллистическая ракета «Khalij Fars»
Насколько китайские специалисты реально продвинулись в деле создания противокорабельных баллистических ракет, покажет время. Сейчас же все известно на уровне слухов и мало чем подтвержденных вбросов информации, которыми постоянно спекулируют все кому не лень. Понятно, что Пентагону выгодно очередное «пугало» для выбивания дополнительных средств на отражение «китайской угрозы». В то время как сами китайцы охотно с этим соглашаются, пытаясь в глазах мирового сообщества повысить свой «технический уровень» невероятными достижениями в военной области, а заодно и припугнуть своих восточных соседей. Не исключено, что это всего лишь ширма, за которой прячется разработка высокоточной ракеты средней дальности с системой наведения по радиолокационной карте местности, что позволяет добиться отклонения от точки прицеливания не более 30 метров (то что было использовано в 1980-х годах в американском Pershing II и советском ОТР-23 «Ока»). А целями для таких ракет очевидно могут быть объекты на территории Тайваня, Японии, а также военные базы США в Тихом океане. В результате Китай поддерживает слухи о своем противоавианосном «супероружии».

А как же обстоят дела с подобным оружием в других странах?

Выясняется, что некоторые страны «третьего мира» посчитали создание противокорабельных баллистических ракет важным фактором на фоне расширяющейся в последнее десятилетие роли скоротечных войн с использованием палубной авиации и крылатых ракет. Особенно это касается стран, опасающихся реального массированного удара с моря со стороны стран «истинной демократии».

Как известно, определенных успехов в создании баллистических ракет добился Иран. И вот в феврале 2011 года появилось сообщение о первом успешном испытании в этой стране противокорабельной баллистической ракеты берегового базирования Khalij Fars. По словам источников, ракета была запущена по судну-мишени в море, где поразила его прямым попаданием. Первоначально ни о каких конкретных данных ракеты не сообщалось, кроме того, что она создана на базе иранской твердотопливной баллистической ракеты Fatah 110 (а та в свою очередь — на базе китайской «Дунфэн-11А») и якобы оснащена оптико-электронной системой самонаведения.

В 2012 году промелькнула информация о втором удачном испытании той же ракеты. На этот раз она якобы поразила движущееся судно-мишень. На этот раз были заявлены следующие характеристики: дальность стрельбы — до 300 км, вес боевой части 450−650 кг. Совершенно понятно, что с такой дальностью иранская ракета вряд ли будет представлять реальную угрозу для американских авианосцев. Но не исключено, что этого и не требуется, а оружие будет лишь средством сдерживания от потенциального агрессора в акватории Персидского залива.
Современные высокоинтеллектуальные противокорабельные ракеты (например, семейство американских LRASM, способное поражать корабли в уязвимые отсеки) достаточно эффективны и не имеют «мертвой зоны» применения, свойственной баллистическим ракетам
После всего вышесказанного имеет смысл остановиться на эффективности противокорабельных баллистических ракет и самой возможности их создания. Конечно же, в наше время с существующим развитием технологий чисто теоретически принятие на вооружение баллистической ракеты для борьбы с авианосными ударными группами вполне возможно.

Однако несмотря на то, что с момента создания в СССР первой такой ракеты прошло уже 40 лет и многие технические вопросы, являвшиеся неразрешимыми в 1960–70-е годы, сегодня могут быть воплощены, осталось множество проблем другого характера.

Во-первых, запуск любой баллистической ракеты сразу привлекает к себе внимание соответствующих разведывательных средств стран всего региона, в то время как назначение ее боевой части будет оставаться неизвестным. А это значит, что подобные действия могут привести одним своим фактом к скачку международной напряженности и даже к войне.

В свое время это и было одной из причин отказа от таких ракет СССР, связанного договорами о сокращении стратегических вооружений.
Во-вторых, за прошедший период во флотах ведущих морских держав средства ПВО-ПРО постоянно совершенствовались. На вооружении американских крейсеров типа Ticonderoga и эсминцев Arleigh Burke имеется достаточно эффективная система Aegis с зенитными управляемыми ракетами SM-3 дальностью до 500 км, способная перехватывать не только аэродинамические, но баллистические цели, в том числе ракеты средней дальности, к которым как раз и относятся «противоавианосные» баллистические ракеты.

И если сравнить подобное оружие с современными противокорабельными крылатыми ракетами большой дальности, то понятно, что теоретически у баллистической цели будет больше шансов быть сбитой — ведь она будет находиться в пределах обзора радиолокационных средств кораблей противника в течение большей части полета, а на конечном участке на высоте около 20 км еще и снизит скорость чтобы осуществить окончательное самонаведение.

В то же время крылатая ракета, летящая сначала на большой высоте, а на конечном участке — над самой поверхностью моря на высоте всего несколько метров, выныривает из-за горизонта на двух-трех скоростях звука, почти не оставляя времени на обнаружение и сбитие.

А если прибавить сюда сложную помеховую обстановку над гребнями волн, противозенитный маневр, бортовые средства постановки помех защиты ракеты и залповое применение, то станет ясно, что баллистические ракеты в этом плане на порядок дороже и менее гибки по применению. Хотя, конечно, сбить любую из этих ракет каждую по-своему очень сложно, и поражение баллистической боеголовкой (в случае прямого попадания) станет для любого авианосца фатальным.

Таким образом, противокорабельные баллистические ракеты не могут рассматриваться как некое «супероружие» в борьбе с авианосными ударными группами, а лишь как одно из дополнительных боевых средств. Более актуальными они были как раз 40 лет назад, а не сейчас. Однако имея существенное преимущество перед крылатыми ракетами, заключающееся в отсутствии потерь от истребителей-перехватчиков, неспособных бороться с баллистическими целями, новое оружие еще может показать себя в будущем. Ведь сама по себе угроза его применения даже без ядерного заряда сможет охладить не одну горячую голову. Возможно, что с развитием новых технологий противокорабельные баллистические ракеты еще покажут себя в будущем.